Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

vencedor

Здравствуйте.



Я Аше Гарридо, и это мой журнал.
Я думал написать здесь, что я писатель и психотерапевт, но оказалось, что этого недостаточно. Мне мало этих двух слов, чтобы представить себя.
Я - человек. Я делаю то, что считаю важным и ценным. Я делаю свое дело. Цель этого дела - уменьшение страдания. Можно делать это различными способами. И есть много людей, которые работают для этого. Разные люди выбирают разные способы. Кому какой больше подходит. Мне больше всего подошли два: рассказывание историй, гештальт-терапия. Историями я занимаюсь всю жизнь, гештальтом - с 2009 года.
В этом году я начал заниматься стилем, и это, как выяснилось, тоже путь уменьшения страданий через увеличение радости.

Здесь я бываю нерегулярно, но последовательно. Или наоборот - непоследовательно, но регулярно.
Иногда я здесь записываю важные для меня события и впечатления, выражаю мысли, высказываю мнения. Чаще выкладываю тексты - свеженаписанные, почти невычитанные, "горячие пирожки". В основном это главы романов, которые (главы) поначалу притворяются отдельными рассказами, но вы им не верьте. Я вот пару раз поверил, что рассказ, а пришлось потом целый роман дописывать. Сейчас как раз опять такой дописываю. Все, хм, рассказы цикла находятся по тегу семь слоников

Также здесь рассказываю о своих проектах, когда они у меня есть (помимо больших историй, которые я выкладываю по частям, см. предыдущий пункт). Например, сейчас - медленно, но упорно делаю бумажную книгу из текста по имени "Человек, которого нет". Эта работа оказалась куда более трудной и долгой, чем я предполагал. Но я не отступаю.

Я трансгендер, это означает, в данном случае, что я выгляжу как женщина, но воспринимаю себя как мужчину, думаю и говорю о себе в мужском роде. Об этом достаточно подробно рассказано в книге "Я здесь", которую можно прочитать здесь

Вообще все мои тексты - романы, рассказы и стихи - можно найти на СИ по адресу http://samlib.ru/g/garrido_a/ . Здесь они находятся по тегам рассказываю истории и говорю стихами и пою песни

О психотерапии я пишу очень редко, я ее работаю один на один с клиентом, и это каждый раз особенная история, не похожая на другие - и всегда секретная. Клиент может рассказывать все, что хочет, о своей терапии, а я - нет. И да будет так. Меня это устраивает, мне это подходит.
Но иногда я высказываю свое мнение по некоторым общим и частным вопросам. Сейчас это бывает редко, но не могу утверждать, что это не изменится.
Информацию о моей работе можно найти здесь

О работе со стилем пишу по тегу сделать красиво - там бывают картинки и отзывы клиентов.

Задавать вопросы, если что, можно в комментариях к этой записи.
vencedor

(no subject)



Пришла пора решительных действий. И вот пример добрым людям в назидание, как не стоит делать (а потом - и как стоит).

Я уже несколько дней так и эдак разглядываю обещанную "нежную и жадную мечту", начинаю про нее - и обрываю себя на полуслове. Всё мне кажется, что говорю я не то, не так, не о том.
И ничего в этом страшного нет, мне надо еще побыть с этим - и торопить себя бессмысленно, хорошего не выйдет.

Но из этой очень, как выяснилось, жгучей для меня темы я построил себе баррикадку поперек течения моего размыслительного процесса. Тут недоплетенная мысль, там обрывок другой, из-под них несколько разобранных на запчасти предложений торчат оглоблями в разные стороны. Смыслы рассыпались, колеса раскатились.

И всё, движение остановлено.
Мне то и дело хочется что-нибудь еще рассказать, поделиться горяченьким. А я отодвигаю в сторону принципиально: нет! сначала то, а только потом это. А то - ни с места. Чего-то не хватает, чтобы оно сложилось в бодрую телегу, накрылось ярким пологом и покатило куда собиралось.

Так всё горяченькое и остывает по ту сторону баррикадки.
Ну засада же.

Collapse )
*
Картина В.Е. Яшке "Цыганская кибитка".
http://www.museum.ru/alb/image.asp?73306
vencedor

Цезарь



Вапор он бросил прямо на дороге, даже не пытался припарковаться. Выбрался из-за руля и стоял перед станцией с пустым лицом, почти не дышал, только сглатывал трудно, через силу. Котел так и пыхтел вхолостую, гомункулы из мастерской двинулись было к машине, но брат Август шикнул на них, качнул головой: не сейчас. Сам попытался увести брата внутрь, но тот даже не заметил. Долго стоял, глядя в пустоту перед собой, потом вдруг принялся осматривать себя - руки, живот, извернулся, ощупал спину, поежился, что-то пробормотал, направился решительным шагом в здание, прямиком на верхний этаж, в душевую, по дороге раздирая застежки, сбрасывая одежду, как будто вокруг вообще никого не было.
Скреб кожу мочалками - ухватил сразу несколько в широкую ладонь, - и ногтями.
Потом рухнул на кафель, свернулся, обхватил руками голову и закричал.
Спал весь остаток дня и всю ночь, на рассвете поднялся, собрал в рюкзак смену белья, документы, бумажник, надел цивильное и ушел, по-прежнему ни на кого не глядя, не сказав ни слова тем, кто пытался его задержать.
Отчет о том, что произошло в доме Хессенов, написал брат Леон, который тоже там был, но пришел позже, пешком. Отчет состоял из подробностей, до тошноты уже знакомых за последний месяц: всё было под контролем, хоссы приближались, братья присматривали за намеченной добычей в соответствии с расчетами скорости и численностью прайда, затем внезапно хоссы ускорялись, их оказывалось вдвое-втрое больше, они нападали, когда при опекаемом были только наблюдатели, времени вызвать помощь уже не было, все заканчивалось слишком быстро.
Да, орден учел новый горький и кровавый опыт, и при возможности к опекаемому отправляли теперь не одного и не двух наблюдателей, как было принято раньше. Но это приводило только к большим потерям.
В этот раз выжили двое. Брат Леон остался, лишь попросил отпуск, чтобы съездить повидаться с родителями. Брата Цезаря орден, очевидно, потерял.
(Марвин именно тогда отправился в свой большой поиск – добыть для ордена одного-двух настоящих психологов, с хорошим образованием, опытных, но способных отличить невероятную правду от бреда, способных поверить в нечто выходящее далеко за рамки признанной картины мира. Он не надеялся найти подходящего специалиста быстро, и все же был обескуражен, насколько безнадежной ситуация выглядела даже через несколько месяцев упорных поисков.)
Цезарь знал, что уйти из ордена, остаться одному для такого, как он, равносильно самоубийству, может быть, отложенному, но очень ненадолго. Он пытался спать только днем, мучаясь по вечерам от головной боли и тошноты, он отсыпался по ночам, пробравшись в заставленные ящиками, заваленные тюками складские помещения, но это было слишком ненадежно. Если или, скорее, когда хоссы возьмут его след, никакие нагромождения товаров и оборудования не задержат их надолго. Он перебирался с места на место, зная, что это никак не отсрочит развязки: пространство в Промежутке между сном и явью – одно, и куда бы он ни бежал, для хосс он всегда будет там же, где они его обнаружили. На том же самом месте. Один.
Collapse )
vencedor

Патаго́ния в объективе Вадима Балакина

Оригинал взят у dymontiger в Патаго́ния в объективе Вадима Балакина
Оригинал взят у dymontiger в Патаго́ния в объективе Вадима Балакина
Предлагаю полюбоваться красотами Патагонии с помощью серии фотографий российского фотографа Вадима Балакина.



Collapse )

ждать

Человек, которого нет - 9

Харонавтика: Сессия № 1, «Море слева»

В первый же раз, следя за движущейся перед глазами «отверткой», он увидел что-то такое, чего не ожидал. Она сказала: просто смотри, просто думай про этот город. Что тебе приходит в голову, что ты чувствуешь, что видишь, когда думаешь о нем?
И он видел или не видел солнечный свет, какой бывает над морем, очертания гористой местности вдали... Очень неопределенно, очень смутно. Море – слева.
Он рассказывал М. о том, что ему виделось. Говорил о том, что в детстве здесь с родителями ездил к морю на пригородном поезде, и в том городке, как выходишь с вокзала и поворачиваешь на дорогу, ведущую к морю, море тоже было слева, может быть, это оно и есть. Нет, гор там не было, были высокие дюны, и если смотреть против солнца... Ему было спокойнее, когда он так говорил. В конце концов, он никогда не мечтал обнаружить себя совсем сумасшедшим, вот как положено: с галлюцинациями и бредом.
Смотри еще, говорила М.
Collapse )

Картинка для радости: