Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

vencedor

Здравствуйте.



Я Аше Гарридо, и это мой журнал.
Я думал написать здесь, что я писатель и психотерапевт, но оказалось, что этого недостаточно. Мне мало этих двух слов, чтобы представить себя.
Я - человек. Я делаю то, что считаю важным и ценным. Я делаю свое дело. Цель этого дела - уменьшение страдания. Можно делать это различными способами. И есть много людей, которые работают для этого. Разные люди выбирают разные способы. Кому какой больше подходит. Мне больше всего подошли два: рассказывание историй, гештальт-терапия. Историями я занимаюсь всю жизнь, гештальтом - с 2009 года.
В этом году я начал заниматься стилем, и это, как выяснилось, тоже путь уменьшения страданий через увеличение радости.

Здесь я бываю нерегулярно, но последовательно. Или наоборот - непоследовательно, но регулярно.
Иногда я здесь записываю важные для меня события и впечатления, выражаю мысли, высказываю мнения. Чаще выкладываю тексты - свеженаписанные, почти невычитанные, "горячие пирожки". В основном это главы романов, которые (главы) поначалу притворяются отдельными рассказами, но вы им не верьте. Я вот пару раз поверил, что рассказ, а пришлось потом целый роман дописывать. Сейчас как раз опять такой дописываю. Все, хм, рассказы цикла находятся по тегу семь слоников

Также здесь рассказываю о своих проектах, когда они у меня есть (помимо больших историй, которые я выкладываю по частям, см. предыдущий пункт). Например, сейчас - медленно, но упорно делаю бумажную книгу из текста по имени "Человек, которого нет". Эта работа оказалась куда более трудной и долгой, чем я предполагал. Но я не отступаю.

Я трансгендер, это означает, в данном случае, что я выгляжу как женщина, но воспринимаю себя как мужчину, думаю и говорю о себе в мужском роде. Об этом достаточно подробно рассказано в книге "Я здесь", которую можно прочитать здесь

Вообще все мои тексты - романы, рассказы и стихи - можно найти на СИ по адресу http://samlib.ru/g/garrido_a/ . Здесь они находятся по тегам рассказываю истории и говорю стихами и пою песни

О психотерапии я пишу очень редко, я ее работаю один на один с клиентом, и это каждый раз особенная история, не похожая на другие - и всегда секретная. Клиент может рассказывать все, что хочет, о своей терапии, а я - нет. И да будет так. Меня это устраивает, мне это подходит.
Но иногда я высказываю свое мнение по некоторым общим и частным вопросам. Сейчас это бывает редко, но не могу утверждать, что это не изменится.
Информацию о моей работе можно найти здесь

О работе со стилем пишу по тегу сделать красиво - там бывают картинки и отзывы клиентов.

Задавать вопросы, если что, можно в комментариях к этой записи.
vencedor

(no subject)

А он такой - шасть в приемную, говорит
Давайте меня обратно, у меня ещё там горит
У меня ещё там убивают, насилуют, жгут
Я все равно ни лечиться, ни отдыхать не смогу
Пока там огонь и кровь и смерть и чума
Пока там мрут, от бессилия сходят с ума
И что с того, что там оно так всегда
Значит мне туда, верните меня туда

Ему такие - да ты остынь, погоди
Ты тут такой как минимум не один
Думаешь, больше некому на чуму
А он: да причем здесь некому или кому

А сам в прорехах, прорезан и прободён
Такого пустим назад - сто пудов пропадём
Такого только пусти, только волю дай
Ему бы дать, да не волю - нимб и медаль
Крылья заштопать и пусть поет в небеси
А тоже вот, придумал чего просить

Ты ж туда не домой, ты ж засланец, незваный гость
Ты знаешь в себе хоть одну уцелевшую кость?
Ты помнишь, сколько крови твоей в той земле?
Морщится, машет: нечему было там уцелеть
Да пошлите со мной санитаров, всего делов
Что болит, помажут зелёнкой - буду здоров
И давайте уже скорей обратно меня
Это как если кто-то упал с коня
Надо садиться сразу, иначе страх не унять
Верните меня обратно, верните меня

Санитаров ему! Да тебе бы, мой ангел, к врачам
Вот такие и наворотят там сгоряча
Вот такие и наломают дубовых дров
Да ты, mon ange, на всю голову нездоров

А другие, пришедшие с ним, тоже бузят
отправьте и нас, отправьте и нас назад
А один еще так молчит и щурится на окно
Как будто не в первый раз наблюдает это кино
Можно не дергаться, попусту не встревать:
Сейчас он уже успокоится, прекратит воевать
Скажет устало: я в душ, вы пока соберите тут
Уверенный, что ему всё, как просит, дадут
И другие заулыбаются, замолчат
И друг друга руками так бережно по плечам

А за окном красота, сиянье и свет
А за окном небеса, коих сердцу милее нет
Чистота и правда, любовь и любовь и любовь
А там эти сумасшедшие воюют сами с собой
И всё в крови и отраве, всё блин как у людей
А этот бешеный рвется обратно, идейный
С другой стороны, кто б еще сумел там нас всех собрать
И спасибо ему, что умеет стучать по столу и орать
Будет потом сидеть - растерян, контужен, нелеп
В одиночестве и беспамятстве на чужой холодной земле
Будет ему и отчаяние и крик
Ничего, он привык
Он сам на это - мы сами на это - опять
Звездные волонтеры, небесная тихая рать
Спецназ мультиверсума, что с нас взять

А все уже выдыхают, и ясен расклад
Все сошлось, сговорились, смеются: такие дела
Остались мелочи: явки, пароли, связь
Но что ты так рвешься туда, кто-то спросит смеясь
Он вздохнет: без меня там оставили ангела моего
Он, не вопрос, он справится, но лучше бы как-то... того...
И махнет, и в душ, собираться, крылья сушить
А тот, у окна, подумает, что бы ещё сложить
Ему в вещмешок, да и себе заодно
Только еще разочек - всем сердцем вглядеться в окно
Когда-нибудь на подольше остаться бы тут
Когда-нибудь - все, улыбнется тот шалый
Пойдем, нас ждут


________________
Картинка: Baker Street Blues - Hamish Blakely
vencedor

Про Гая Муция, Шиву и мешки с добром

Породил метафору - сил нет, хочу поделиться, такая красота. У меня они и вообще прямо картинками из головы выпрыгивают, а когда работаю - и того пуще.

Слушайте про Муция, Шиву и мешки с добром.

Когда что-то случается, чего психика сразу переработать не может - и тьма причин тому, начиная с детского, вполне в соответствии с возрастом, но еще не до конца развившегося мозга, и заканчивая слишком, слишком большой случившейся бедой, - часть, частичка психики как бы остается в этом моменте и удерживает всю боль на себе, позволяя остальному организму продолжать существовать, идти дальше.

Но мы не можем отбрасывать кусочки себя, как ящерицы отбрасывают хвост. Та частица остается всегда с нами, в нас. Но мы как будто не чувствуем той боли, нам кажется, что все давно прошло, а то и вообще не помним о том давнем происшествии, да что там помнить.

Живем, как будто бы как ни в чем ни бывало. Как будто бы - ключевое слово. На самом деле нет.
На самом деле организму все время приходится тратить херову гору сил на то, чтобы изолировать больное место, удерживать запертой дверь. И поверх всего делать вид, что всё в порядке. На самом деле сигналы есть, но это надо знать, куда смотреть, и в других, и в себе самом.

Помните - кто помнит? кто еще в школе проходил? - древнеримского героя Муция Сцеволу?
Это тот чувак, которого враги поймали, а он руку прямо на угли в жаровне положил и с улыбочкой так главному врагу говорит: валите отсюда от греха подальше, у нас там все такие, мы вас с костями пережуем и не подавимся, - или что-то в этом роде.

Ну, главный вражеский царь поблагодарил за предупреждение и срочно войско свое эвакуировал, а Муция как раз и стали звать Сцеволой, то есть Левшой, потому что руку он положил на угли правую, и держал ее на углях, пока вражеский царь не впечатлился. И улыбался.



Collapse )
vencedor

(no subject)




Причудливы мои ассоциации.
Может, кто думает, что в работе психотерапевта не случаются критические ситуации, так это напрасно.

Бывает так, что и сам клиент не подозревает, насколько глубоко и сильно ранена его душа, а главное - чем. Человек приходит к терапевту решить частную локальную проблему, исправить небольшой, но досадный косяк в жизни, начинает рассказывать - и вдруг ему становится плохо.

Да, терапевтов учат не лезть на минное поле травматического опыта клиента прямо сразу, без набранного ресурса, без доверия и прочного контакта. Да, терапевты (хорошие и нормальные) не лезут.

Но когда сам клиент не помнит каких-то значительных потрясений, а то, что помнит, привычно воспринимает как нормальное, в порядке вещей, он может неожиданно обнаружить себя прямо посреди минного поля - в грохоте разрывов, в ужасе и беспомощности, в горе и отчаянии, которым не знает ни имени, ни причины.

(Такие штуки часто случаются с очень ранним детским опытом: там нет речи, понимания и описаний, но очень много телесных реакций и сильных эмоций. Или амнезия - когда сознание не помнит ничего, а тело помнит всё.)

Для меня главное в такой момент - сохранить баланс: принять всерьез, но не испугаться.
Принять всерьез означает, что я вижу и понимаю, что прямо сейчас человек рядом со мной (напротив меня) испытывает страх и боль, и они реальны для него, и они действительно настоящие, потому что его мозг совершенно нормальным и естественным образом реагирует на какой-то сигнал, связанный с травмой, как будто тот кошмар происходит прямо сейчас.

А не испугаться помогает как раз уровень подготовки: понимание того, как эта реакция физиологически устроена, и умение помочь переключить работу мозга в другой режим - штатный, ведь на самом деле здесь и сейчас ничего страшного не происходит.

Конечно, в идеале ничего такого внезапно случаться не должно: нечего лезть на минное поле без соответствующей подготовки и снаряжения. Но когда клиент и сам не подозревает о существовании этого поля, а терапевт только по косвенным признакам может предполагать, что оно где-то есть - всякое может случиться, от всего не застрахуешься. Самое невинное слово может вызвать неожиданную острую реакцию, и вы ни за что не догадаетесь заранее, какое именно слово так сработает. Более того, еще на прошлой встрече оно прошло незамеченным в речи, а сегодня окажется детонатором.

И круто, круто, очень круто, когда терапевт не пугается, потому что имеет хорошую подготовку, потому что знает, что делать в такой ситуации.
Поверьте мне, я как клиент имел дело с очень суровым опытом, и я бесконечно ценю нежных, чутких, заботливых терапевтов со стальными яйцами и отличной подготовкой.

В этом смысле мне как специалисту очень повезло: я многое мог понять и прочувствовать изнутри, из клиентской позиции, мог оценить важность хорошей подготовки и крепких нервов и навыков у терапевта.

Я тут ужасы рассказываю, да?
Вообще это прямо вот так - очень редко бывает. Но хорошо знать, что твой терапевт не испугается и не растеряется, что бы с тобой ни случилось во время сессии.
Я себе выбираю таких, и сам выбираю быть таким.
vencedor

(no subject)

"Как ты будешь говорить с клиентами?" - спрашивали меня.
"К тебе придет клиент, и ты будешь вынуждать его говорить о тебе в мужском роде".

Я не собирался делать ничего такого.
Не знаю, какие картины рисовались в воображении моих учителей. В реальности все было просто - все было как обычно. Я уже несколько лет писал в дайри и в жж, всегда так, как говорил и говорю о себе - в мужском роде. И когда я начал работать и стал приглашать клиентов, ничего не изменилось. Я писал о своей учебе и работе в тех же блогах, и говорил о себе так же, как раньше. Я хотел, чтобы ко мне приходили те клиенты, которым это подходит, и не приходили те, кому не подходит.

Мне очень внушительно объясняли, что как терапевт я не подхожу для "нормальных" клиентов, потому что сам я не был "нормальным" в глазах моих учителей. И я сам верил, что ко мне не захотят приходить цисгендерные гетеросексуалы, извините за эти громоздкие слова. Только транс- и квиргендерные люди смогут быть моими клиентами, так я думал. И это меня не пугало, скорее вдохновляло.

Collapse )

vencedor

(no subject)

В первый раз клиент спросил меня, сколько у меня часов личной терапии.
А я и не знал, что ответить.

Я считаю, это замечательно, когда клиенты серьезно подходят к выбору психотерапевта.

И я очень серьезно отношусь к личной терапии у психотерапевта. Это дает большую свободу от собственных ограничений терапевта, это уменьшает вероятность слияния и параллельных процессов, извините за, и, что невозможно переоценить - это необходимый опыт быть клиентом самому, не умом понимать, а всем собой знать, каково это - сидеть напротив Другого и рассказывать ему то, в чем самому себе не признаешься. И как оно все внутри расправляется, выправляется, переплавляется - боль в силу, слабость в нежность, уязвимость - в жизнь... Не попробуешь - не узнаешь.
А уж длинная личная терапия - несравнимый ни с чем опыт.

И это, если честно, такая поддержка в жизни, такой посох путника - необходимый, важный и полезный. И через топкое место пройти, и равновесие поймать. И на подъеме опереться есть на что, и котомку тяжелую на него подвесить, да и от дикого зверя и человека лихого отбиться - годится.

Поэтому я сам не люблю оставаться без терапевта надолго. Справляться с жизнью самостоятельно - не вопрос, справляюсь. Основные вопросы давно разобраны и отлажены. Но с терапевтом все как-то полнее, яснее и просто интереснее.

Но я не смог ответить, сколько у меня часов личной терапии. В той или иной форме, с разными специалистами, в разных подходах - практически непрерывно с 2010 года. Часы считал, пока учился, нужно было для норматива. А потом это стало моим личным интересом, и я просто хожу и хожу на терапию, хожу себе и хожу.

Надо, наверное, хотя бы примерно прикинуть, за восемь лет, четыре раза в месяц, ну по два месяца из года на отпуска и болезни в минус, это что получается? Куда-то за триста? А у меня же бывает, когда два терапевта одновременно, по разным нуждам моим. Ну, больше трехсот налетал, да.

Буду знать.



PS. Коллеги, а вы считаете свои часы?
vencedor

Ленточки

20116751_1806823666001088_4232343274993749262_o

(письмо шестое)
Вот что еще я хочу рассказать тебе. Вдруг ты не вспомнишь.
Я впервые увидел тебя, когда открыл дверь квартиры, в которой жил тогда. Ты позвонил в дверь, а я открыл – и увидел тебя.
Это был мой день рождения, и я написал в блоге: приходите, кто хочет, заодно и познакомимся. Вот ты и пришел. Шесть лет до этого дня ты наблюдал за моей жизнью издалека. Шесть лет. Шесть.
Уму непостижимо.
Ты хотел подойти еще тогда, когда вышла моя первая книжка, ты прочитал ее еще когда она была просто еще одним текстом в интернете, сколько их таких, но ты прочитал – запомнил – нашел мое обиталище в сети, хотел подойти, когда я сидел у стенда издательства на книжной выставке, даже приехал на ВДНХ, даже пришел в нужный павильон, даже нашел стенд.
И не подошел ко мне.
И еще шесть лет не подходил, не писал, не сделал ни одного шага в мою сторону. Только следил издалека. Я ничего не знал об этом.
Я потом-потом узнал, после, уже когда мы были вместе – ты сам рассказал мне об этом. Я был в ярости.
Но, может быть, ты и в этом был прав. Во многих твоих поступках присутствует чуждая мне, но безупречная логика. Я не понимаю их, зверею от непонимания, бешусь – а потом вдруг понимаю. После, когда все нити сходятся в один аккуратный, удивительно уместный и крепкий узел.
Может быть, тогда мы стали бы друг для друга совсем не тем, чем стали, не теми, кем оказались в конце концов, когда я позвал тебя после двух лет случайных редких встреч.
Но сначала был тот апрельский день десятого года, и впереди маячило людоедски знойное, дымное, ядовитое лето, а пока еще была весна, и я отмечал свой день рождения, и пригласил всех, кто хочет прийти.
Вот ты и пришел.
Слава богу.
Мог бы и тогда не прийти.
Как я благодарен тебе, что ты пришел тогда. Как я зол, что не пришел на шесть лет раньше.
Collapse )
vencedor

(no subject)

Со вчерашнего дня учусь в Питере в институте "Гармония", программа Международная школа психотерапии, консультирования и групповой терапии.
Открыто.
Принят.

Экзистенциальная после гештальта. Что-то очень похоже, что-то совсем наоборот.
А посмотрим, что там дальше.
vencedor

(no subject)

Я надолго пропал, потому что у Д. был тяжелый курс химии.
Ну а я всячески стараюсь ему помогать, поэтому был очень занят эти дни. Я понемногу писал в фейсбуке, потому что мне там удобнее было для оперативной связи с людьми, которые нам помогают.
Сейчас мы потихоньку вылезаем. И я решил основные записи из ФБ продублировать здесь, чтобы вы знали, как у нас дела.

31 декабря
О, нет, и не сегодня [напишу инфопост]. Лечение суровое, рук и головы не хватает ни на что, кроме помогать Д. Простите, до пятого числа я вряд ли смогу написать вменяемые расчеты, мне бы не запутаться в графике таблеток, инъекций и капельниц. Я поторопился с обещанием сделать расчеты сегодня. Потому что до этого-то было терпимо, а вчера уже накопилась побочка, и оставшиеся пять дней этого цикла мы проведем, кажется, очень содержательно. Лишь бы на пользу, лишь бы сработало.
Моя горячая благодарность волонтерам ДрСцены, это нечто, вчера в аптеку мне точно было не выйти, и тут примчался Выдра-экспресс.
Ринон, бро, актимель, вода и моя спина - бесценно.
Хани, преогромное спасибо за все дни и ночи, пока Д. был в больнице, и за сейчас.
И все, кто нам помогает - огромное спасибо!
Я бы уже крышей поехал без вас...
Collapse )
vencedor

SOS

Дорогие друзья, знакомые, читатели.

У меня беда, большая. У моего партнера по жизни - рак.
Первые два года мы справлялись сами, это было трудно, но финансово не так катастрофично, потому что лечение проводилось по бюджетным программам, в онкодиспансере по месту жительства. Там далеко не все современные возможности доступны, но если проходить часть обследований платно, то можно делать их быстро, а не стоять в очереди на бесплатную МРТ несколько месяцев (за которые ситуация ухудшается, может быть, необратимо). В целом, как-то все работало.
Так получилось, что это лечение исчерпало свои возможности. Диагноз изначально тяжелый, прогнозы мрачные, но шансы все-таки были. И все вышли.



Фотография, когда все только началось, когда мы были страшно испуганы, но боролись и верили, что сможем победить.



Фотография, когда мы выиграли первый раунд и надеялись, что все страшное позади.

Фотографий от сейчас нет. Это не для фотографий.
В конце ноября этого года состояние моего партнера сильно ухудшилось, потребовалась срочная операция, и хирурги сказали, что ничего хорошего сказать не могут. Что не могут сказать даже, выйдет ли мой партнер из реанимации в общую палату, потому что организм очень ослаблен и может не справиться.
Но он справился и через полторы недели после операции был выписан из больницы и приехал домой. Нам сказали, что проблема, из-за которой понадобилась операция, может возобновиться в любой момент, и тогда снова операция... и это путь в никуда.
На данный момент диагноз моего партнера: рак яичников IV стадии, канцероматоз. Если вы решите помочь нам, я расскажу больше, в личку. И документы покажу. Я просто не хочу все подробности писать в открытом доступе. Это очень личные подробности об организме.

Я сказал, что все шансы вышли.
Все да не все. Есть еще возможность побороться, есть лечение, которое не гарантирует полного излечения, не обещает чудес, но разительно улучшает состояние и в случае успеха значительно продлевает жизнь. Гарантий нет. Но какие вообще возможны гарантии, когда мы имеем дело с опасной болезнью? Мне советовали не писать, что прогнозы мрачные. Что помогают охотнее тем, кому "имеет смысл". Я думаю, что лучше сказать правду и что бороться за человека имеет смысл всегда, когда он сам готов бороться за себя. Мой партнер борется. И я с ним.
Гарантий нет, а надежда есть. У моего партнера. У меня.
И поэтому я обращаюсь к вам с просьбой о помощи. Лечение стоит денег. Первая фаза, сейчас, когда надо не только остановить быстро прогрессировавший в последние месяцы рак, но и восстановить силы организма, чтобы он это лечение мог выдержать, стоит особенно дорого. Не заоблачно. Но серьезно. И у нас таких денег нет. Частично есть, но полностью - нет, не справляемся.
С вашей помощью мы начали лечение (восстановление) неделю назад. И за эту неделю мой умирающий на глазах превратился в выздоравливающего. Мы еще только начинаем лечение основного заболевания, до этого - восстанавливали ресурсы организма. Поэтому рано говорить о действенности основного лечения. Но я знаю человека, которому это лечение помогло, это реальный человек, это случай, похожий на наш, хотя с другим диагнозом. И у этой клиники таких случаев достаточно, чтобы мы решили обратиться к ним за помощью.
Мы готовим документы для обращения в благотворительные фонды. Но скорость этого процесса не всегда зависит от нас, а впереди новогодние каникулы, когда документы делать невозможно, а лечение продолжать необходимо.
Поэтому я прошу помощи у вас, мои знакомые и незнакомые. Нам очень нужны деньги, чтобы продолжать борьбу за жизнь моего партнера. Помогите нам.
Просто напишите мне, что готовы помочь, и я пришлю вам номер карты Сбербанка. Просто расскажите о моей просьбе в своем блоге. Сделайте перепост. Вместе мы много сможем сделать. Если вы лично знаете моего партнера, можете написать ему самому.
Вот.

***
АПД. Спустя 12 часов... Я СДАЮСЬ.
Я не ожидал, что столько людей захочет нам помочь. Я не справляюсь отвечать... И мне нужно помогать Ди. Поэтому вот номер карты. 4276 3800 3107 4193 Елена Александровна Ж.
ВАЖНО: обязательно пишите: "На лечение"
Пэйпал есть, напишу в личку.