?

Log in

No account? Create an account
vencedor

Отзывы на "Человека, которого нет", от которых у меня образовалась радость в сердце, с благодарностью их авторам, любовно собираю к себе.

Говорит Tanuki:
"Человек, которого нет" Аше Гарридо
Аше написал книгу, ни на что, им раньше написанное, не похожую. зато похожую для меня на книгу Темпл Грандин "Отворяя двери надежды".
"Человек, которого нет " - история души и жизни души в человеческом мире. по-другому мне не сформулировать.
потому что в книге есть живая душа, она мечется и мучается, собирая осколки собственной памяти, разыскивая собственные корни и основы, перестраивая под себя телесную оболочку, собирая себе людей - не которые принадлежат истории души, а которые готовы поддержать и поверить, которые могут быть рядом, которые не производят оценок и не ставят психиатрических диагнозов.
и еще это - история сбывшаяся.
книга автобиографична, скорее документальная, нежели художественная. но Аше большой мастер слова, и события, происходящие в психике, а возможно, и глубже, обладают у него жутковатой художественной силой.
да, и еще - если добраться до корней, то это история о страхе и преодолении.

Говорит Миранда Элга:
Аше дописал "Человека, которого нет" (по-моему, эту книжку можно называть ответом всей той фигне, которую про такое явление, как память, пишут разные экзальтированные любители жареного). Вообще хороший пример того, как у писателя в работу идет все, что в нее годится: в этот раз в составе - страшное и печальное прошлое "чужой души в чужом теле", вопрос трансгендерности, психотерапия, которую проходит герой книги и, после всего этого - счастливый конец.
Что примечательно, никакой нездоровой движухи, которая присутствует везде, где, по мнению искушенного читателя, должен быть ангст и вкусные (ах, побольше!) душевные и физические терзания, в книге нет вообще. Поэтому читатель, пока не кончилась очередная глава, успевает увидеть главное: самого героя и то, как из осколков складывается целый человек, целая личность, целый мир.
(А еще мне нравится, как у автора работает голова, так что мне ужасно интересно, что он напишет следующим. Ни одного романа, похожего на предыдущий, он еще не написал).

Говорит lasgunna:
Во-первых, текст как текст, конечно, замечательный! Я, ни разу не материалистка вообще, страшно переживала за Лу в самом начале. Вот прямо чуть не вслух в метро бормотала – «ну что же ты, ну как же, ну не смей же про себя так, что, мол, «нет», ну что тебе все не верится-то?» Потому что читателю-то, мне – верится и еще как.
И потому что – я сразу перехожу к смыслу – для меня лично вообще страшно важна тема целостности. Целостности, которая была, потом была разрушена или утеряна, и потом восстанавливается.
Как в тексте.
И ведь штука в том, что у многих из нас, у совсем не героев, обычных людей, людей «без всех этих проблем» есть свой Симон из Вальпараисо. В данном случае я выражаюсь фигурально, конечно, не буквально. Я не сравниваю, упаси боги, я вспоминаю и сопоставляю то, что отзывается. И в сто раз обиднее, что мы, эти самые обычные люди, не из-за трагедии, не из-за адовых условий, а по малодушию, невнимательности, по желанию «быть хорошим» порой забываем себя, теряем эту самую целостность. Впрочем, конечно, у каждого свои пределы прочности конструкции психики, не всем много нужно, чтобы произошло это – трещина в душе.
Любить того, кого, будто бы, нельзя любить
Сильно испугаться и не смочь до конца пережить этот страх
Совершить глупую, плохую ошибку
Совершить маленькое предательство
Поверить в то, что нечто важное для тебя – неправда, обман
Сделать еще что-то, о чем помнить, что пережить до конца так мучительно, так стыдно или невыносимо, что проще забыть, сказать самому себе – ну, было и прошло, проехали, давай не будем об этом вспоминать.
Забыть тот момент, когда отчетливо слышится треск расходящейся ткани души, перешагнуть через трещину, соскочить с отколовшейся льдины на бОльший кусок. И не замечать, как слегка поблекла жизнь. Ушел трепет, или уверенность, или задор, свет в глазах погас. Мы думаем про себя – ну, жизнь нелегкая, тяжело, возраст, опять же, юность позади, все ушло не вернется, все же так живут – ну а что?
Тем более, еще раз скажу, это обычные, бытовые вещи, как у всех – не пытки и не насилие, не война, подумаешь? (кстати, совершенно гениальная книга - Семя и сеятель, Ван дер Поста как раз про то, что из самого мелкого предательства может вырасти дерево, охватывающее всю жизнь). Ведь не может же из-за мелочи так потускнеть жизнь...
А может. И выходит, что ходят вроде бы живые люди, только с мертвыми частями души внутри – своей собственной, до которой нет времени или желания или смелости достучаться. Или не стучат, потому что в конце концов не выиграли, как Лу, а проиграли – сами себе, и теперь только и остается, что забыть, не пытаться переиначить, не возвращать...
Когда я дочитала до того места, где Лу встречается с Африкой, со смехом, со светом... Это было такое прекрасное и узнаваемое чувство – встреча с возможностью смеяться, с азартом, которые канули, казалось, в лету. Я была счастлива за Лу – за то, что это снова с ним, за радость, которая остается, не смотря ни на что.
И еще большую радость доставили кусочки обыкновенной жизни – это как раз создает совершенную реальность происходящего: когда не все кровь и ужас, а вместе с этим происходит и жизнь: пледы, гроздья винограда, гости, кино. Все как в жизни, когда боль от потери и уязвимость – обратная сторона любви и силы, и нельзя взять одно, не получая в комплекте и другого.
И еще одна радость от текста (ничего, что я пишу про радость? Понятно, что книга непростая, и очень много чудовищного происходило с героем, и есть и печаль, и горе, и сочувствие, есть все, но … но очень сильное именно это ощущение найденной _своей_ истины, и оно такое мощное, что не позволяет горю победить окончательно. Оно – это то самое «как медом намазано», когда ясно, что за самим собой _туда_ просто не можешь не вернуться). Так вот, радость – читать об упрямстве, упорстве, смелости в таких – сегодняшних испытаниях. И когда на собственном пути замираешь, как перед прыжком в холодную воду, или погружаешься в усталость, или еще что – можно вспомнить о Лу и как будто бы поймать его улыбку. Не то чтобы был повод радоваться, но – «это переносимо», и встряхиваешься, думаешь – «что же это я», и идешь дальше. За целостностью, за самим собой. Спасибо тебе большое за этот текст, за эту поддержку. И за конец. Он такой... правильный очень, правда.

Comments