?

Log in

No account? Create an account
vencedor

"Врач показался ему добрым, отзывчивым человеком. Он проявил полное понимание, сочувственно кивал головой, слушая рассказ о колиных вечных злоключениях, постарался облегчить его пребывание в «скорбном доме», как не случайно называли когда-то больницы для умалишенных. Нет, пожаловаться на недостаток внимания Николай никак не мог. Даже известного профессора из академического института пригласили к нему на консультацию, и разговор с ним получился еще более задушевным. И только при выписке стало известно, что отныне его «ставят на учет» с диагнозом — шизофрения. 

Были ли основания для такого врачебного вердикта? Хорошо зная этого пациента, могу смело утверждать — ни малейших. Попытка самоубийства определенно была реакцией на затянувшуюся стрессовую ситуацию. Желание изменить свой пол, хотя бы доступными средствами? За ним тоже никакой патологии не стояло, это должно было быть ясно любому грамотному врачу. Но в такие тонкости, похоже, никто не вдавался. Коля был не такой как все, и уже это одно не позволяло признать его психически здоровым. «Лучше перебрать, чем недобрать» — как ни горько признаваться, но это всегда было главным, хоть и неписанным законом советской психиатрии. За чрезмерно жесткий диагноз никаких неприятностей никому не грозило. А вот если проявить недосмотр..."
Арон Белкин, "Третий пол"

Как это напоминает поведение моих учителей. Ё-моё.

Comments

По счастью, у них нет возможности причинить Вам такой вред. Хотя, конечно, ничего лестного в их адрес не скажешь.
В этом конкретном раскладе - увы.
Вполне обычное поведение чиновников, которых СССР штамповал в диких количествах. Чтобы стать профессором, да и вообще занимать какую-нибудь внятную должность, нужно было проявлять лояльность и убедительно изображать бурную деятельность. При этом реальные результаты работы требовались разве что от работников оборонных заводов.
То есть врачи, весьма вероятно, понимали, что шизофренией там не пахнет, но было "вышестоящее мнение", обязательное для всех,что нормальный человек не может хотеть покончить с собой или поменять пол. И естественно, врачи не хотели рисковать своим статусом и должностью за ради неизвестно кого.
В большинстве институтов руководящие должности тоже занимают чиновники (иначе эти вузы нифига не прошли бы лицензирование), которым нифига не интересно, каким ты будешь специалистом: им важно не огрести люлей от начальства и не потерять вкусную должность, поэтому они перестраховываются. Ибо, предполагаю, зарабатывать деньги консультированием они не умеют и боятся)
О нет, мои учителя великолепно умеют консультировать, и зарабатывать этим деньги - тоже вполне, тут они великолепны, правда.
У кого я научился-то? Они мои учителя.
Только я не хочу учиться у них многим вещам, с которыми не согласен глубоко.
и не стоит учиться таким вещам - они разрушают изнутри тех, кто не согласен с ними...
со мной этот номер заведомо не пройдет.
это хорошо :)