?

Log in

No account? Create an account
vencedor

Гадкий индюшонок,

или Жизнь и удивительные приключения Носатика
Продолжение



Она оказалась чужестранкой, как и Носатик. Крохотным птенцом ее привезли на корабле из далеких и жарких земель. Услышав о путешествии на корабле, молодой Додо захотел узнать во всех подробностях об этом удивительном сооружении: описание в книге не много ему дало. Увы, милая мисс Эму проделала весь путь в темном и душном трюме и не могла ответить на бесчисленные вопросы нового знакомца. Признавшись в своей неосведомленности со свойственной ей скромной прямотой, она окончательно покорила сердце молодого Додо. Ее саму привлекли к нему глубокие и обширные познания, почерпнутые им из садовых табличек и единственной прочитанной им – увы, не полностью! – книги, благородные манеры, привитые многочасовыми сеансами позирования и решительный характер.
Лето в самом первом расцвете сулило тепло и изобилие, лес укрывал их под своей гостеприимной сенью, ручьи звенели свежими струями, он ни в чем не знали недостатка. Стройные ноги мисс Эму служили надежной защитой от любого врага. Даже когда они нечаянно разделялись, увлекшись добычей пропитания, стоило малейшей опасности нависнуть над пушистой головой Додо, пернатая амазонка мгновенно оказывалась рядом, и ноги ее разили без промаха и пощады. Все окрестные лисицы вскоре зареклись и близко подходить к влюбленной паре.
Дни они проводили в прогулках и беседах, отвлекаясь лишь на то, чтобы порыться в мягкой влажной почве по берегам ручья, где водились сытные черви, пощипать ягод и ароматных листьев на солнечных полянах. Там же, насытившись, они по очереди дремали, подставив развернутые крылья золотым лучам.
Драгоценную книгу бережно хранила мисс Эмили, крылья которой, как и у Додо, нелетучие, все же были крупнее и вследствие этого более приспособлены для переноски крупных предметов. Каждый день после полдника мисс Эмили доставала книгу, бережно обмахивала ее шелковистым крылом и раскрывала на нужной странице. Благодаря сообразительности молодого Додо, место, на котором они остановились в прошлый раз, всегда было отмечено вложенной между страниц травинкой. И день за днем, под ленивым солнцем раннего лета, Носатик читал своей возлюбленной историю, полную отчаяния и надежды, трепета и стойкости, одиночества и человеческого тепла. Мисс Эмили находила много общего между героем книги и своим другом. Мой Робин! – обращалась она к нему в порыве восхищения. – Мой Пятница! – отвечал он с глубоким чувством. Вдохновленный книгой, воодушевленный восторгом и безграничным доверием подруги, Носатик принялся за постройку хижины. Очень быстро он понял, что без помощи могучей мисс Эмили ему не справиться. Это предприятие сблизило их еще больше. Ей, благодаря собственным силе и ловкости сбежавшей из коллекции зоологического музея, нравилось быть сильной и ловкой, нравилось быть защитницей и отважной разведчицей, нравилось переносить возлюбленного через глубокие ручьи на широкой спине, где он так уютно помещался между пышных перьев.
Правда, мисс Эмили не очень понимала, для чего нужна хижина. Лето в тот год выдалось на редкость теплое и сухое, густая листва укрывала от слабых дождей, а в кустах можно было прятаться от прохладного ветра. Мисс Эмили наслаждалась занятной игрой и не задавала вопросов, кроме тех, что касались длины и толщины приносимых ею веток. Из них Носатик сплетал кривоватые и шаткие стены, постепенно сходившиеся в одну точку вверху.
Когда же их труды были окончены, молодой Додо не сдержал слез.
- О, если бы мои безвременно почившие родичи постигнули искусство витья гнезд! Если бы спрятывали свои кладки в надежных укрытиях! Разве тогда я оставался бы единственным, последним отпрыском славного рода? Разве не рождался бы я под небом милой родины?
- Ах, что вы говорите, любезный мой друг? – воскликнула мисс Эмили.
- Я слыхал, - ответил Носатик, промокнув слезы кончиком крыла, - что мои выдающиеся предки погибнули все как один, потому что не умели скрывать яйца.
- Ах! – вновь воскликнула мисс Эмили и печально опустила ресницы.
Тронутый до глубины души, молодой Додо склонил перед ней одетую светлым пухом голову.
- Мисс Эмили… драгоценный мой друг… - начал он прерывающимся голосом. - Здесь, перед сложенным общими усилиями и возведенным ввысь гнездом, я предлагай вам… проси вас… разделить со мной скромную жизнь отшельника, это возведенное гнездо и мою единственную книгу. Стать вам моей достойной супругой и владетельницей моего сердца и имущества. И даровать продолжение моему роду.
Мисс Эмили пошатнулась на могучих ногах. Ее оперение затрепетало, крылья опустились, так что книга выскользнула и глухо стукнулась об утоптанную ею же площадку вокруг гнезда. Мисс Эмили даже не наклонилась поднять книгу, и весь ее вид выражал отчаяние.
- Что с вами, драгоценный мой друг? – подался к ней встревоженный Носатик.
Но мисс Эмили Эму, рыдая, отшатнулась от него и умчалась в заросли орешника.



*
Невозможно описать горестное изумление, охватившее молодого Додо в момент бегства возлюбленной. Вот только что она, соучастница его трудов, вместе с ним любовалась на возведенное гнездо. Вот только что вздыхала над печальной участью соплеменников своего друга. Милый взгляд ее был нежен, голос мягок, точь-в-точь как у мамы Клокло. Сердце Носатика трепетало. Казалось, счастье так близко – буквально на кончике крыла! И вдруг внезапное смущение, испуг, бегство.
Прерывисто дыша, Носатик продирался сквозь орешник, но где уж ему было угнаться за мисс Эму! И все же примятая трава и одна-другая сломанная ветка тут и там указали ему верный путь. Он нашел ее на поляне у поваленного ствола, на том самом месте, где столь недавно они познакомились при незабываемых обстоятельствах. Носатик медленно, стараясь ступать неслышно, приблизился к своей спасительнице. Однако та почувствовала его присутствие и повернула к нему изящную голову на гибкой шее. Ее взгляд был полон обиды и печали, но что-то заставило его смягчаться по мере того, как мисс Эмили пристально смотрела на неудачливого жениха. Из его больших темных глаз катились крупные слезы.
- Ах! – вдруг воскликнула она, и взгляд, и поза ее совершенно переменились. – Друг мой… Полагаю, вы не хотели издеваться надо мной?
- О, что вы скажете, прекрасная, милая, драгоценная моя мисс Эмили! Как бы я был возможен? Как бы это было возможно даже в голову мне приходить? Я обязанный вам своей жизнью, не менее чем маме Клокло.
- О! Как я могла забыть об этом! Как могла не понять вашей… - мисс Эмили замялась. – Вашей в каком-то смысле невинности, дорогой мой друг. Знаете ли вы, откуда берутся дети?
- Конечно! – решительно ответил Носатик. – Я вырастал на птичьем дворе.
- И?
- Я, право же, смущен до крайности…
- Я выросла свободной.
- Дети берутся…
- Откуда же?
- Ну, это совершенно просто. Птичница подкладывает яйца.
- Это совершенно невозможно! – топнула ножкой мисс Эму. – А откуда она их берет?
- Берет из гнезд. Но это совсем, совсем другие яйца. Эти предназначают для еды. А те – для потомства.
- Это… Это вам мама так сказала?
- Д-да… когда я был расстроенный. А разве… Разве это не так? Я, признаваюсь, и сам запутывался с этим, но мама упрашивала меня не думать.
- Вы полагаете, и вашим истребленным родичам яйца приносила птичница?
- Признаваюсь, - сознался Додо, - я не думал об этом. Сначала, чтобы не расстраиваться маму. А после меня переселяли в сад, и голова моя занималась другими вещами, пока я не встретил с ужасными плодами деятельности сэра Мармадьюка. А затем, вы знаетесь, бегство, кража книги, скитания и встреча с вами – на краю гибели. Я виноват, что не обдумывал все это прежде чем делаю вам такое предложение.
- Но, мой драгоценный друг, вам и в самом деле было не до того. Послушайте. Я с радостью и благодарностью приняла бы ваше предложение. Но я не смогу одарить вас потомством. Это не в моих силах. И если, как вы говорите, все дамы вашего рода погибли, вам придется умереть, не продолжив рода. К этому нет никакой возможности!
- Так вот оно что… Вот оно что! – Носатик замер, пораженный открывшейся перед ним совершенно новой картиной мира – а точнее, разверзшейся пропастью. – Ах, вот оно что… - то и дело повторял он в глубочайшей растерянности. – Ах, мама, мама!
Мисс Эмили могла только печально кивать, с нежностью глядя на него своими прекрасными глазами. Но молодой Додо был не из тех, кто легко признает свое поражение и отступает перед трудностями. Приложив изрядные усилия, он сумел побороть отчаяние.
- Я буду быть счастлив, несмотря ни на что! – воскликнул он весьма патетически. – Мой драгоценный Пятница, вы сказывали, что смогли принимать мое предложение, если не это недоразумение. Так принимайте же его! У ваших ног я поджидаю решения моей участи. Жизнь, гнездо и книга – все мое я отдаваю вам.
- Но книга! – вскрикнула мисс Эмили. – Книга там одна! Мы потеряем ее!
И еще быстрее, чем бежала сюда, мисс Эмили кинулась обратно.
В совершенной растерянности молодой Додо, дважды отвергнутый, остался один на поляне.



*
Он брел по следам возлюбленной, рассуждая сам с собой, уместно ли будет повторить предложение в третий раз, или следует принять недоразумения и совпадения за указующий перст судьбы и отказаться от своих помышлений. И так, и эдак выходило убедительно и гладко, поэтому Носатик был не в силах принять окончательное решение. А вдруг, если он повторит предложение в третий раз, мисс Эму сочтет его навязчивым и прекратит всякое общение с ним? А вдруг она испытывает серьезность его намерений и только и ждет третьей попытки, чтобы упасть в его объятия? Как быть?
Его размышления были прерваны шумом и гневными вскриками – в смятении Носатик узнал любимый голос, столь милый в обращении с ним и столь громкий и грозный теперь. Не чуя под собой ног, он ринулся напролом сквозь кусты. Разинув огромный клюв, растопырив оперение, отчаянно топоча и вопя, раскачиваясь на бегу, он ворвался на поляну, подобно пушечному ядру. Одного взгляда хватило ему, чтобы оценить обстановку: мисс Эму опираясь одной ногой на утоптанную землю, а другой прижимая к грунту книгу, оборонялась от огромной лисы. Та, видя, что жертва не может нанести свой знаменитый удар, все больше входила в азарт. Она прыгала и металась вокруг несчастной, сбивая ее с толку и запутывая, а сама примеривалась схватить ее за гибкую нежную шею. Жертва нападения едва успевала уворачиваться, но не могла даже сойти с места. Речи не было о том, чтобы прицельно клюнуть злодейку или ущипнуть. Увидев мисс Эмили в таком положении: беспомощную, в опасности, молодой Додо не колебался ни одной секунды. Еще более растопырившись, он заорал, что было сил оттолкнулся ногами, как бы пытаясь взлететь, и сверху обрушился на лису, нанося удары мощными когтями и великолепным огромным острым клювом. В мгновение ока соотношение сил изменилось не в пользу хищника. С позором бежал рыжий бандит с поля боя, унося в зубах одно-другое длинное мягкое перо мисс Эму и гораздо больше синяков и ссадин на своих боках и на голове.
Отдышавшись, Носатик спросил, недоумевая:
- Почему вы не защищали себя?
- Друг мой… - потупилась мисс Эму. – Я, должно быть, очень глупа. Когда я увидела лису, обнюхивающую нашу книгу, я как будто сошла с ума. Я испугалась, что она похитит ваше сокровище… И я лишусь того, что составляет отраду и смысл вашей жизни, а, следовательно, и моей.
- Верно ли я слышал вас? – прошептал молодой Додо. – Вы сказывали «нашу книгу»? Значит…
- Да, мой дорогой друг, мой Робинзон. Я ваша Пятница, я не покину вас вовеки, я согласна разделить с вами всё.
- О… - только и смог выговорить Носатик.
- Сядьте же здесь, на пороге нашего дома, и читайте, читайте мне, пока не стемнеет.
И он сел рядом с ней и читал.
Но раньше, чем стемнело, книга закончилась.

Comments

Спасибо!!!
Это еще не конец! :)
За что отдельное спасибо :)))))))
чудовищно трогательная история))
Я сам растроган до предела!
Очарование!:)
Спасибо :)
Мякушки такие :-)
Птушки-пёрушки!
Птички с ресничками :-)
Додо такой умный в академических знаниях, и такой наив в плане появления потомства) чудесная история. Очень жду продолжения
Спасибо на добром слове. Я продолжаю потихоньку :)