?

Log in

No account? Create an account
vencedor

Гадкий индюшонок,

или Жизнь и удивительные приключения Носатика



Продолжение

Носатик пробрался в родной дом под покровом ночи, трепеща и замирая от каждого шороха, от каждой тени. Но не лисы, ужасные, безжалостные убийцы, которых он никогда не видел, вызывали в нем такой страх. Образ замученного сына тетушки Мими преследовал его. Казалось, что дух черного лебедя должен являться ему из каждой тени, взывая к отмщению, требуя крови палача. И то, что этого все никак не происходило, только увеличивало его страх. Он не знал, что ответил бы несчастному призраку, явись тот в самом деле. Он не чувствовал в себе достаточно кровожадности, чтобы забить сэра Мармадьюка своим мощным клювом. Скорее страх, чем ненависть, царил в его душе.
Он пришел к приемной матери просить утешения и совета. И получил и то, и это в полной мере. Мама Клокло, несмотря на свою молодость, была мудра, тяжелая судьба падшей и отверженной научила ее стойкости и философскому складу ума.
Носатик прокрался по индюшатнику в самый угол, туда, где мама сидела на новой кладке, уткнулся носом в ее теплые перья и заплакал. Она проснулась, переполошилась, но тихо, чтобы не раздавить яйца и не разбудить товарок, она коснулась клювом его воспаленного лба, она курлыкнула ему приветливо и утешительно, и долго, терпеливо слушала, как он, в своей обычной манере, путая слова и коверкая звуки, с трогательным акцентом рассказывал ей леденящую историю своих открытий. Библиотека была полна чучел, собственноручно изготовленных сэром Мармадьюком.
- Беги, сын мой.
Таков был краткий ответ ее на все его заданные и незаданные вопросы об устройстве мира, смысле жизни и неотъемлемой трагичности существования разумного существа во вселенной.
- Беги.
- Но разве я не должен отмстить?
- Месть не вернет Мими ее сына, но лишит меня моего. Беги.
- Но там, там за забором - Лисы!
- Я никогда не видела лис, дитя мое, хотя, конечно, верю в них и наслышана об их жестокости. Но сэра Мармадьюка я видела своими глазами, а ты видел дела его рук.
- О да...
- Беги, сын мой. Там, за забором, неизвестность, опасность, может быть - гибель. Здесь - гибель наверняка.
- Мама, я остаться здесь, с тобой?
- Что ты, мальчик. Ты слишком сильно отличаешься от нас. Тебе не скрыться. Беги, родной.
- Мама... А что скажет тетушка, узная, что я оставил смерть ее сына неотмщенной?
- Она не узнает. Не нужно ей знать. Не думаю, что ей много осталось. Пусть проживет последние дни счастливой.
- Мама! А как же ты? Бежи со мной!
- Что ты, малыш. Разве я могу бросить на произвол судьбы моих малышей? Иди в лес. Если ты увидишь, что он пригоден для жизни такой толстой и мирной старушки, как твоя приемная мать - приходи за мной.
- Ты не старушка, мама...
- Иди, малыш. Будь счастлив. Благословляю тебя.
И она позволила себе тихонько всплакнуть, только когда за ним закрылась дверь.
Что ж, обязанность мести больше не довлела над Носатиком, но все же он вернулся в библиотеку - не затем, чтобы еще раз содрогнуться при виде чучел, но для того, чтобы, действуя клювом и когтями, выковырять из плотного ряда книг ближайшую, до которой смог дотянуться. Ту, что продолжала лежать на подставке возле кресла, он взять не смог из-за переполнявших его ужаса и отвращения. И, добыв для себя первую попавшуюся книгу, достаточно небольшую, чтобы прочно удержать ее, прижав к боку своим нелетающим крылом, Носатик ринулся прочь из библиотеки, из этого дома, из усадьбы - в новый, неизвестный, пугающий и манящий мир.

*
Похоже, страх стал ему верным, а то и вечным, спутником отныне. Как ни ужасна была действительность библиотеки, чернота леса пугала не меньше. Теперь, когда опасность, грозящая в лесу, стала большей реальностью, чем оставленная за спиной, он снова то трепетал и замирал на каждом шагу, то шарахался от каждой тени и стремглав убегал от каждого шороха, оглашая окрестный лест хрустом и треском. Он задыхался и стонал от страха, но так и не выпустил из подмышки заветный томик, составлявший все его имущество. К рассвету ему удалось выйти к ручью, огибавшему небольшую поляну. Посреди нее возвышался крошечный, поросший лесной земляникой холм. Там Носатик напился и наелся, и смог перевести дух. Не зная, что делать дальше, не имея ни малейшего представления о том, как следует жить в лесу, он влез на ствол поваленного дерева и предался отчаянию. Открытия прекрасны, когда ты совершаешь их под защитой надежной ограды и неподалеку от кормушки. Но когда на каждом шагу поджидает неведомая опасность - все меняется...Он вспомнил, что подмышкой у него зажата книга, хранилище и источник знаний. Ведь разве не буквы предупредили его об опасности, грозившей в усадьбе? Может быть, и теперь у них найдется подходящий совет или наставление? Носатик вынул книгу из-под крыла и аккуратно развернул ее на стволе. Не имея представления о порядке страниц он заглянул в одну, в другую, понял, что буквы видны ему кверху ногами и перепрыгнул на другую сторону. Теперь перед ним, как кувшинки на глади пруда, оказались слова, пронзившие его душу: "Бедный, бедный Робин Крузо! Где ты был? Куда ты попал?"
И он уже не смог оторваться, а когда дошел до конца страницы, догадался перелистнуть ее, как это делал проклятый сэр Мармадьюк, понял, что на той стороне история продолжается дальше, понял, как вернуться в начало ее... Душа его наконец нашла покой, погрузившись в повесть о бедствиях и страданиях кого-то другого. Он настолько увлекся, что не видел и не слышал ничего вокруг - как вдруг стремительная рыжая тень взметнулась над поваленным стволом и острые зубы едва не сомкнулись на его шее. Инстинктивно он дернулся в сторону, а противник, приземлившись лапами на книгу, вместе с ней рухнул под ствол. Лиса! - понял несчастный Носатик и приготовился к смерти. Отсрочка была краткой, исход нападения был предрешен. Рыжий хищник уже встал на четыре лапы и снова ринулся к несчастному изгнаннику, намереваясь убить его на этот раз уж верно.
Он зажмурился. В один кратчайший миг перед внутренним взором последнего из Додо пронеслась вся его жизнь - короткая, бессмысленная, полная столь сладких надежд и столь горьких разочарований... А смерть все еще не наступала. Носатик открыл глаза и едва успел увернуться от огромной ноги, летевшей ему прямо в голову - о нет, прямо в голову его обидчику! С оглушительным топотом и криком прекрасная воительница налетела на лисицу и отвесила ей сильнейший пинок. Дело было решено в считанные мгновения. Лиса с позором удрала в чащу леса, и дева, юная и прекрасная, вернулась на поляну, все еще в потрясая оперением в боевом запале. Перья у нее были длинные и мягкие, густые, шелковистые. Аккуратная маленькая головка грациозно покачивалась на гибкой шее, так гармонировавшей с сильными стройными ногами. Но все это было ничто перед взглядом ее огромных, прекрасных глаз, опушенных нежными ресницами. Носатик не мог оторваться от созерцания, пока она не издала тихий звук, полный милого смущения. Тут он наконец опомнился и отвесил несколько глубоких поклонов.
- Благодарю вас, леди! Вы спасли мне! Я - Носатик... Я - Додо. Назвать же мне ваше имя, кому я обязан жизнью. Угадаю, вы принадлежите к благороднейшему семейству.
- Мисс Эмили Эму, - слегка присев, с улыбкой ответила она.

Comments

Какая чудесная мама у Носатика) Просто мечта.
Да, она прекрасна, я сам от нее в восторге.
Спасибо, что поддерживаете :)