?

Log in

No account? Create an account
vencedor

Третий Открытый Секретный Бродячий и Нерегулярный фестиваль поэзии

Даже не знаю, как теперь рассказывать обо всем. Сначала-то было понятно: фестиваль был опознан, признан, собран, состоялся и завершился. Так по пунктам и надо рассказать. Но он - чего еще ожидать от нерегулярного фестиваля? - и не думает завершаться, представляете. Как рассказывать историю, не зная, чем она закончится?
Придется начать более-менее с начала. Более-менее - потому что я в этот раз не касаюсь истории фестиваля, а она началась два года назад. И настолько секретно, что никто даже и не заметил, что это фестиваль. И только этой весной осознание состоялось и привело к потрясающим последствиям.
Итак, состоялся Третий Открытый Секретный Бродячий и Нерегулярный фестиваль поэзии.

"Что это было?!"
Да вроде бы ничего особенного: собрались несколько человек, чтобы почитать вслух свои стихи, еще несколько человек - чтобы послушать.
Председателя выбрать не удалось, потому что он (я) узурпировал власть. Много смеялись, страдали от духоты - изначально предполагалось совсем немного участников, но буквально за последние пару дней количество возросло в два, если не в три раза. И все же много смеялись, а потом взяли да и стали говорить стихи - такие прекрасные, такие сильные и чистые, такие высоченные, что дух захватывало. А между ними опять смеялись, как живые люди, чтобы ни у кого не возникло соблазна принять за ангелов. Вот так мне все это виделось с председательского места. Знаете, я впервые попал на поэтические чтения, которые продолжались три часа с двумя перерывами минут на десять - и чтобы все это время с интересом и вниманием все участники прислушивались ко всем читающим, с неослабевающим, не побоюсь этого слова, вниманием. Это какая-то фантастика, настоящая, и это же - абсолютно фантастическая реальность. И это при том, что людей на это мероприятие пришло в разы больше, чем поначалу заявлялись, а из заявившихся слушателей не потерялся по дороге никто. Даже еще и сюрпризы были.
Вот это вообще бывает?
Но чтобы поверить в реальность происходившего достаточно взглянуть на состав участников. По алфавиту:

firnwen
fredmaj
kemenkiri
lubelia
Нинквенаро
saarja
shunkaku_bu
ya_miranda
и я - Аше Гарридо

Я отдельно соберу тексты, которые были прочитаны в этот вечер. Хотя это, несомненно, надо слышать. Я отдельно покажу фотографии, которые сделает Маранта, когда она пришлет их. Сегодня я хочу рассказать о том, что произошло уже как будто за пределами фестиваля, что продолжило и развернуло, как скатанную в рулон карту. Саарья, спасибо ей еще и за то, что приехала к нам из Рязани специально, прочитала в самом начале стихотворение про Атлантиду.
Никто ни о чем не договаривался, не подбивал, не агитировал. Просто на следующий одно за другим стали появляться стихотворения других участников фестиваля - "про Атлантиду". Так естественно и так красиво, что глаз не оторвать. Через день и я не устоял. Дважды. И что-то мне хочется... и что-то мне кажется... что это еще не конец. Карты и хроники Атлантиды должны быть созданы - раз уж тут образовалась такая... диаспора. У меня есть потрясающая идея по этому поводу, но пока это секрет.
А еще мне кажется, что фестиваль заодно обрел свою "страну происхождения".

И вот сейчас я покажу вам это чудо. Как подумаю, что многих из этих стихов просто никогда могло не случиться - если бы не случился наш Третий Секретный... Действительно, это чудо.

Саарья:
Атлантида молчит. Молчит её вечерняя телепрограмма
Человек ниоткуда наблюдает на коже шрамы
Ему кажется - это карта, а может, схема
(если долго смотреть, знаки складываются в систему)
Если долго молчать, изо рта падают золотые монеты,
На груди по центру выходит печать, наливается светом,
Голова тоже легчает и светится, сквозь глаза текут небесные реки,
Человек-маяк раскрывает руки навстречу кораблям-человекам,
А на берег море выносит трупы друзей и знакомых,
Атлантида молчит. Человек молчит в поисках дома,
Его кожа полна алгоритмов житейских действий,
Его кровь исчерпала себя, и страна его сходит с места.
Человек безо рта отдаёт своё тело морю.
Атлантида идёт к человеку и будет скоро.

Фред:
Атлантида молчит. по байкальскому льду, под ветрами Читы,
Атлантида молчит, передачи ее заглушает, как может, радар Вавилона -
Атлантида молчит. Долго крутишь верньер, добираясь до той частоты,
где ее голоса зазвучат из-под толщи воды. Атлантида бездонна,
человек - не маяк, но антенна: прием, передача, сигнал, -
открывая холодные руки под скрежет и свист шумового потока,
он зовет Атлантиду - которую слушал, которую прожил и знал
Атлантида морзянкой свивается в ритм, принимаешь хребтом - так легко и жестоко,
как молчанье со дна, заглушенное воем веков.
Атлантида придет, когда будешь совсем не готов
Атлантида придет.

Любелия:
живешь себе, флиртуешь, пьешь, читаешь бред, служа в полку
вдруг краем уха - пару слов об Атлантиде - и пропал
вот что тебе сия страна? но молотками по виску
и видишь - храмы, и поля, Волну - и покидаешь бал

идешь по Питеру в метель, Фонтанка-Невский-Обводной
все черно-бело, тут февраль, а там - жара, огни, июль
вот этим Питером ночным ты видишь полдень золотой
зачем тебе? он не спасет ни от доносов, ни от пуль

но спать нельзя, и есть нельзя, буравит мозг, свербит в глазах
и ты идешь искать своих, тех, кто о том же говорит
кто тоже видел этот храм, кто не танцует на балах
тех, кто не ест, не пьет, не спит, лишь золотом полдневным сыт

дрожишь струной, поешь в эфир, и с глаз спадает пелена
ты наконец-то не один, отныне и навеки - "мы"
и видишь как сопряжено: и Атлантида, и волна
и черный Питер, и картечь
в лицо летящая
из тьмы

Аше:
Не кричи мне молчанием
громче скрипа земной оси.
На прощанье на помощь меня
не зови не зови не зови.
Атлантида, прости
и остаться меня не проси.
Я не дам себя усыновить.

Я пришел к тебе гостем,
я смотрел в твое небо,
бродил по твоим площадям,
любовался закатами, пил
твои терпкие вина
и кофе в прибрежных тавернах.
Я ушел от волны...
Так скажи, что забыл унести, уходя?
Это сердце, наверно.

Атлантида, прощай, я погиб -
и подавно тебя не спасти.
Отпусти свой народ,
что рассеян в смятеньи по материкам.
Убежавших бессчетно.
Но хоть одному - удалось ли уйти
от волны, что теперь
в наших жилах струится, горька?

Я чужой
и останусь чужим,
я беглец, я гоним, я ничей.
И волны твоей пыль водяную
не смогу отряхнуть с моих ног.
На пути моем будет тобою
заражен каждый встречный ручей,
если вброд перейду,
если выпью глоток.

Ты молчишь - так молчишь! -
не смолкает молчанье твое никогда.
Сон не в сон, всё не впрок,
не напиться вином, не насытиться хлебом.
И во мне, и во мне закипает волной
твоя горькая гибель, шальная вода,
над приемной отчизной
качается вспененным следом.

Мы узнаем друг друга по странной одышке,
по беззвучью неловких шагов:
нас не носит чужая земля,
не вдыхается воздух иной.
Постороннее небо нам чудится
выгнутой в купол волной.
Я вернусь, Атлантида.
Я иду.
Я готов.

Саарья еще:
Сколько ни крутит приёмник - белый шум.
Там сообщение, скорей его расшифруй:
Я о тебе пишу, для тебя пишу,
Имя твоё к добру.

Смотрит и смотрит на небо - белый свет
Словно послание - реликтовые лучи.
Слушай их лучше и разложи на спектр:
Это твоя Атлантида. Она звучит.

Это когда самый первый на свете взрыв,
Это когда во вселенной включилась жизнь,
Позывные древнейшей в мире твоём игры -
Охоты на лис.

Отыщи по ним свою Атлантиду, брат,
Иди на звук - ты слышишь, она зовёт.
...крутит верньер и, похоже, готов играть.
Слышит имя её.

Миранда:
Пена в синем море все белей, я вспоминаю день огней и слабый дым асафетиды.
Мы тогда лишились кораблей, но в море было веселей, и мы ушли из Атлантиды!
Камни раздвигались под рукой, мы избавлялись от оков, слова хотели стать простыми...
Пели в белый свет, как в молоко, ведь это было так легко, по морю шли, как по пустыне!
Там, где потеряли счет годам, где глыбы траурного льда, мы станем пламенем драконьим...
Помню, как мы мчались по следам, как мы летели прямо вверх, и нас несли морские кони!

Как же так - возьми мой старый посох, вспомни: звенели колокольцы...
Как же так - мои заснеженные земли и каменное солнце!

Были мы друидами из книг, причиной радостей и бед, служили нам леса и рощи.
Потом мы были пионерскими детьми, которым здесь не по себе, а в дальних странах будет проще.
Мы собирались уходить навсегда,
И нам гудели провода, и рассыпали хлопья снега...
Давай сыграй на клавесине старых шпал,
Так, как когда-то ты играл,
Играй дорогу в небо!

Как же так - ни челнока, ни корабля, все лодки сделаны пустыми...
Как же так -
Моя иссохшая земля, моя вода в пустыне!

Истины в любом пространстве нет, и если там уже - рассвет, то положенье наше шатко.
Мы завоевали Новый свет, и нас спасли от сотни бед два револьвера и лошадка...
Там, где мы, не рубят топоры, там нету неба на земле, и больше не к чему стремиться.
Все не получалось до поры, и может быть, что никогда нам не дадут остановиться.

Там, где время строит новый грот, где будет все наоборот, где охра, гарь, лазурь и зелень -
Взрослые окажутся детьми, и ты нас больше не вини - мы рисовали эту землю!
Плавится подземная руда, поют тугие провода, танцует девушка в Саморе.
Камни поднимая без труда, бежит зеленая вода, бежит, бежит, вернется в море...

Но - как же так...
Нет неба на земле...
нет неба на земле...
нет неба на земле...

Аше еще:
Ты пришел, как обещано, и никуда
не уйдешь, мой последний живой.
Над нами до самого неба - вода,
город пуст и отныне твой.
А теперь и я говорю тебе,
что в последний час, в твой последний приют
все летучие рыбы моих небес
прилетят к тебе и споют.
Ты не веришь, как не верил другим,
как не верил себе самому.
Но звучит во тьме торжествуя гимн
и сиянье пронзает тьму.
Разве прежде в эту глубь проникал
свет небесный - дробясь в струе,
преломляясь в развернутых плавниках,
отражаясь в их чешуе?
Что же выиграл тот, кто жизнь свою
положил на тяжбу с судьбой?
Это рыбы сияют, рыбы поют,
это рыбы кружат над тобой.
И в ладонях вода обретает вес,
и сквозь толщу ее видны
все летучие рыбы твоих небес,
все цветы твоей глубины.

Саарья:
И рыбы в твоей голове плывут из огня в пустоту
ты глиняный мой человек и через тебя я расту

когда-то была я зерном, лежащим в солёном песке,
и островом или китом, несущим на языке
прекраснейшее из слов, затем породивших мир,
поднявшее из основ, задавшее ориентир,
слепившее инструмент, которым себя узнать

Ты лучший мой эксперимент, ты сам научился ждать
Я только вложила внутрь пылающую тоску
Пустила тебя ко дну, а рыбьему языку
Ты сам научился там, и через тебя прошла
Ничейная красота, сияющая игла,
Прошила тебя насквозь, вложила моё зерно,
А после - росток пророс, взлелеянный тишиной -
Так рыбы умеют петь, неслышимый гулкий звук

И вот я поверх небес сияю, расту, живу.

Ты глина моя, земля, которой придёт покой.
Смотри, я внутри тебя.
Дыши, я с тобой.


stoshagownozad:
А в моей Атлантиде темным-темно,
Там не зажигают огни
Затаились, от страха ушли на дно
Золотистые рыбы-дни
Это длится, как вязкий кошмарный сон,
Где смешались огонь и вода:
Зацепилась зенитка за террикон,
там где раньше была звезда.
И не знаешь, спит ли этот курган,
Смерти место или любви...
поднимись же, смой тоску, океан,
Атлантида моя, всплыви!
Покажи нам, ушедшая в бездну вод,
Как, не зная ни добрых, ни злых,
Сотня тысяч роз позабытых цветет
На проспектах твоих пустых,
Поднимайся, я так хочу тебе спеть,
То, что помнила много лет:
Будет красный цвет о любви гореть
И печалиться черный цвет
Цвет угля и роз, а не злых знамен,
Цвет подсолнухов летним днем...
Поднимайся, мой остров, кончайся, сон,
Мы идем к тебе.
Мы дойдем.


Аше:
Слушай, брат, песню радио,
песню из глубины.
Наши надежды и радости
нынче погребены -
под пластами темного времени,
горечи и обиды.
Слушай радио имени
Атлантиды.

Когда во тьме беспредельной
клубятся кошмары -
слушай, брат, колыбельную:
поют киты и омары,
звезды поют морские,
испуская незримый свет,
колыбельную Киеву,
колискову Москве.

Спруты поют и манты,
актинии и кораллы,
выводят басы и дисканты
старательные хоралы:
Слушай же, человек,
песню страны иной,
обреченной навек
умереть под темной волной.

Город великий, на зыбях сущий,
в одночасье исчез.
Слушай и ты, в зыбях плывущий
времени наперерез,
на раненом пароходе
к нам, прямиком, сюда:
всё пройдет, не проходит
в мире только вражда,

зачатая в жерле мести,
спресованная из огня.
Не дай в твоем сердце места,
не дай в твоей жизни дня.
Поют мне морские змеи,
поет кальмар-водомет:
не дай ей - сколько сумеет,
она сама возьмет.

Мне никем не обещано
ни облегченья, ни чуда.
Клинки в моем сердце скрещены,
но нет им победы, покуда
я слушаю песню радости
глубоководных видов,
я слушаю это радио,
я - выживший из Атлантиды.



И что вы на это скажете? Вам есть что сказать Атлантиде? Об Атлантиде? За и против Атлантиды? Скажите, скажите, скажите это.
Атлантида говорит, Атлантида слышит.

И прошу дорогих участников - как слушавших, так и читавших - делиться впечатлениями, делиться ссылками на свои посты, рассказать о том, как это было вам. А как оно будет еще, мы узнаем, наверное, в конце августа... Потому что продолжение следует.

Comments

от мимокрокодила )

Пусть шумит, бежит за волной волна,
Пусть шумит, бежит за весной весна,
Пусть шумишь, и бегаешь - словно одна,
Атлантида молчит и ждёт.

Там, под самой-самой тягучей волной,
Неизменный, бессолнечный длится покой,
И покуда время течёт рекой,
Можно быть бессмысленно заводной,
Ничего не произойдёт.

Да, опять и опять на другой волне,
И опять, и опять в суете и дне...
Как ты? Что творится в твоей тишине?
Что забыть о тебе не даёт?

Atlantis

Кто знает, когда настанут
Сумерки мира.
Спой мне песню, оракул.
Я слышу звуки эфира,
За ними небесный вакуум,
В котором когда-то былью
Все твои сказки, оракул,
Были. Да, знаешь, были.

Кто знает, когда растают
Севера полюса.
Спой же мне, прорицатель,
На разные голоса
О пурпуре солнц смертельных
И лун серебре,
О рыбах, что стали нотами
На струнной волне.

Кто знает, куда мы канем,
Когда перестанем быть.
Расскажи, предсказатель...
Неужто опять забыл?
Ты, создающий идолов
И следующий планиде,
Слышал когда-нибудь песню
Исчезнувшей Атлантиды?

* * *

Где мне найти тебя, в небе или на дне?
Прорастают мысли мои шорохом в пустоте,
Вьются сенсорами, щупальцами завис
Надо мною долгий неясный свист -
Замри!
Это радио говорит.

Я тебя слышала, слышала, спой мне ещё!
Эти отдельные ноты уже для меня не в счёт,
Как за тобой пойти, где мосты возвести -
Мне уже всё равно, но... пожалуйста, не молчи!
Кажется,
это просто эхо в тиши.

Ты так давно замолчал. Иль разговор с тобой
Чудился мне, складывался в узор
Снами ночными, аурой проводников.
Ты, что веками мечтателями иском,
Просто однажды... Стоп.

Разум бормочет мне: зачем тебе этот миф?
Это помехи в эфире, а не какой-то шифр,
И все эти богами забытые Континенты Му
Сотни веков назад канули в глубину,
А то и вовсе -
иллюзии на жару.

Но идёт же сигнал - от моря, Атланта гор,
И затихает крик, и умолкает спор,
Не потому, что гром, просто там, на горе
Молниями сверкают искры чужих смертей -
Тех,
что канули в пустоте.

Говори, забытый, я в твоей тишине.