?

Log in

No account? Create an account
vencedor

Видимо-невидимо

Видимо-невидимо

Много ли на свете чудес? Да их просто видимо-невидимо!

Есть место и добрым чудесам, и страшным, и непонятным. Звезда с неба становится звездой оперной сцены, душа хранится в тряпичной вороне, строится лестница за пределы пределов. Страшная Мать Ууйхо приносит на землю тёмные зёрна, но по собственной воле люди отдают им свою кровь и свою радость. Злое слово, брошенное в досаде, становится вечным проклятием, а свет ожившей звезды губит тех, кто отдаёт ей свою любовь. Дождь размывает бытие, а взгляд – создаёт. И Чорна-Смерть, старая и молодая в одно время, приходит свататься к мастеру.



Одна за другой текут, ручьями журчат незатейливые, недолгие сказки, переплетаются, словно цветные нити в рукоделии - глядь, и уже целый мир выплелся перед глазами.

Так случилось: однажды Холодные Господа на небе потеряли свою игрушку - маленькую живую звезду. Тогда они обрушили на землю мрак, ведь во мраке проще увидеть свет. Мрак поглотил все чудеса земли, сделал землю невидимой - а невидимого не существует. И исчезли, сгинув в том мраке, целые народы и страны, города и горы, реки и земли. Сгинуть бы в нём всему свету, если бы не мастера – те, кто сумел видеть во мраке. А то, что видимо – возвращается, будто бы снова созданное... И с тех пор трудятся мастера, не покладая рук, не смыкая век: высматривают, укрепляют взглядом своим леса и долины, моря и поляны, возвращают на свет отобранное.

Аше Гарридо удивительно обращается с метафорами. Вообще-то в фантастике это очень популярный метод: превратить метафору в фантдопущение, построить на ней поворот сюжета или завязать на неё особенности магического мироздания. Так супруги Дяченко превращают в Пещеру понятие подсознания, Джин Вулф делает героя олицетворением изменяющей мир силы, М. Дример в «Сказках ракров» использует язык метафор, чтобы рассказывать о психологических механизмах. Все эти приёмы можно найти и в «Видимо-невидимо», но они звучат настолько естественно, настолько явно видны и настолько глубоко спрятаны, что их запросто можно совсем не заметить... Ведь «невидимое не существует» - это давно известная особенность человеческой психики (её же использует Уоттс в научно-фантастической «Ложной слепоте»). И злое слово действительно станет проклятием, будет долго-долго отравлять душу, если принять его близко к сердцу и поверить в его правдивость.

Можно разгадывать, распознавать всё это в тексте (и чувствовать себя одним из мастеров, что видят настоящие вещи). А можно просто читать сказки.

...Чудесное название у романа. У него много-много значений – и ни одно из них не случайно.

Ольга Онойко | Ауренга

Comments

Так это Ауренга? Ну тогда неудивительно. У нее и собственные тексты хороши. Под ее рецензией с радостью подписываюсь:)

Edited at 2012-09-22 03:05 pm (UTC)