?

Log in

No account? Create an account
vencedor

Ключ от всего

 Элис? Кто такая Элис?

- Алиса! Подъем!

- Ммммм...

- Галактика в опасности!

- Ммммм?

- И это не шутка.



Комната была заставлена миниатюрными столиками, на которых громоздились мотки ниток, спицы с незаконченным вязанием торчали тут и там, изящные салфеточки, готовые наполовину, выглядывали из раскрытых альбомов с прелестными рисунками. Все это как бы волнами накатывалось на белоснежный остров, окутанный тюлем, под которым буйно пенились кружева, гладко поблескивал атлас, мерцал благородный лён.

- Алиса!

Из-под  атласного одеяла, игнорируя логическую последовательность, поочередно показались и скрылись: рука, колено, другая рука, обе руки одновременно, пятка – и наконец всклокоченные рыжие кудри. Базиль с тяжким вздохом ухватил полную пригоршню тугих локонов и, не церемонясь, дернул. Огненная шевелюра осталась в дерзкой руке. С негодующим криком, в ворохе кружев и оборок, как Афродита из пены, над постелью восстала она - само очарование, само совершенство!

- Я если бы это была я?! - возмущенно воскликнула восставшая из перин, одной рукой приглаживая собственные кудри, другой прижимая к груди угол одеяла.

Отшвырнув растрепанный рыжий парик, Базиль проворчал:

- Да ну, скажешь тоже! Неужели я не отличу саран от твоих волос...

- Это лесть? Оч-чень незамысловатая лесть, должна тебе сообщить.

- Вот еще, - сердито фыркнул Базиль, ставя на ковер перед собой объемистый саквояж. - Одевайся, позавтракаем в небесах.

Алиса мигом отшвырнула одеяло и спрыгнула с кровати.

- Почему ты не позвонил? Почему врываешься в мою спальню без стука? Я все-таки леди!

- Была леди, да вся вышла, - беззлобно поддел ее напарник.

- Хам! Грубиян! - но в голосе слышались только увлеченность и интерес: Алиса открыла саквояж и торопливо раскладывала его содержимое на краю кровати.

- Зато как удобно: лилльский палач получил свою плату - и никаких вопросов, - сказал Базиль, поправляя повязку, прикрывающую левый глаз.

- Это - мне? Мне?! Вот в это?! Я?!

- А что такое? - изобразил недоумение Базиль. Только теперь Алиса присмотрелась к напарнику внимательнее. Облаченный в нелепое подобие фрака из сомнительного меха и помятую пыльную шляпу, он с ехидной улыбкой наблюдал за ее реакцией.

- Но это же... лохмотья!

Базиль щелчком сбил пыль с галстука - бабочка! в горошек! И к тому же Алиса наконец заметила ужасного вида перчатки с отрезанными пальцами.

- Что это? - жалобно спросила она. - Зачем? И мне тоже...

-Придется, братишка, работа у нас нынче - такая, - серьезно ответил Базиль, снимая повязку. - Вселенная в опасности.

- Ты же сказал – галактика? - недоверчиво уточнила Алиса.

- Да? Ну, я ошибся. В меньшую сторону, - Базиль водрузил на нос круглые черные очки с треснувшим стеклом. –  Вселенной хана. Доктор Зло готов разомкнуть межмолекулярные связи.

***

Через полчаса, оба облаченные в живописные лохмотья, они пили кофе в гондоле курьерского дирижабля.

- Ты же знаешь, какие там спецы, - откинувшись в кресле, Базиль развел руками. - Кому хочешь голову задурят, не то что мальчишке, которому пару часов от роду. А голова-то у мальчика - дубовая...

- Сосновая, - поправила Алиса, перелистывая страницу досье. - Кто из наших там сейчас?

- «Борода».

- Подожди, он ведь глубоко внедрен, и у него свое задание… Мадам Вонг?

- Ключ от всего, - напомнил Базиль. – Это важнее

- Понятно, - мрачно признала Алиса.

- Там было еще несколько агентов. Шушара, Человек-лягушка…  Это наши потери. Сейчас там гипнотизер Фадо Гриль, «Сверчок-на-печи», агент влияния, пытается задержать развитие событий, но... Как я уже сказал, голова у мальчишки...

- Сосновая.

- Да, именно. Хоть кол из той головы теши.

- Кол - осиновый, - педантично уточнила Алиса.

- Ну, тем более! Даже на кол не годится. Зато нос - длиннее некуда.

- Я вижу, - Алиса сощурилась, вглядываясь в фотокарточку. - А ведь вполне славный паренек, а?

- Чем же это он такой славный?

- Ну, смотри, какой смышленый взгляд! Ты в его годы выглядел куда наивнее.

- Скажешь тоже...

- А ведь у тебя и голова не деревянная.

- В его годы мне было... - Базиль взглянул на хронометр, ощетинившийся медными шестеренками, - мне было... пять часов! Если я не путаюсь с разницей во времени…  Это нормально - выглядеть наивно в таком возрасте.

- Ладно! - Алиса захлопнула папку. – У меня голова кругом! Расскажи своими словами.  Итак, Ключ от всего.  Доктор все же преуспел?

- Да. К счастью, применение оружия тотального уничтожения имеет определенные ограничения. Прежде всего, ключ одноразовый.

- Логично, - хмыкнула Алиса. - Даже Доктору Зло не удастся уничтожить всё дважды.

- Во-вторых, ключом может воспользоваться только и исключительно существо разумное, но невинное.

Алиса открыла папку, снова взглянула на фото.

- Ох, на горе себе сделал папаша Карло деревянного мальчишку.

- Не только себе, - кивнул Базиль. - Мальчик абсолютно невинен: ни малейшего представления о добре и зле. Ни одному нормальному ребенку не удастся дожить до такой степени подвижности и даже пронырливости, не сориентировавшись при этом, что такое "хорошо" и что такое "плохо". Поэтому вся надежда доктора - на этого деревянного человечка. Главное для нас - не допустить, чтобы ключ попал в руки Буратино. Никто другой не сможет им воспользоваться, так что, пока мальчик не встретился с Тортилой, Вселенная в безопасности.

- А почему бы самим не захватить Ключ и не отправить его в бункер хранения?

- Ключ спрятан на подводной базе. Ее охраняет усиленный отряд черепах-мутантов, выведенных доктором Зло.

- И что? - задиристо возразила Алиса. - Можно подумать, у нас нет своих мутантов!

- Ну, не настолько мутантов, - понизив голос, сказал Базиль, и Алиса распахнула глаза.

- Так... ужасно?

- Да.

- Меня сейчас стошнит.

Базиль выхватил из кармана кресла гигиенический пакет и, ловко раскрыв, галантно предложил даме.

- Дурак, - рявкнула Алиса. - Я не в этом смысле.

- А... - Базиль хладнокровно убрал пакет. - Ну да, от того, что творится на базе, стошнит даже босса. У нас там агент... был. Человек-лягушка, боевой пловец, огромный опыт... Не выдержал, попытался застрелить Тортилу, ниндзя-черепахи его просто в клочья...

- Подожди, это который человек-лягушка? Это?..

- Аксель F по прозвищу Крейзи Фрог. Ты его знала?

- Не может быть…

Базиль развел руками:

- Я слышал так.

Алиса потерла лицо руками.

- Извини, - тихо сказал Базиль.

- Ничего, про него еще и не такое говорили… Вернемся – я сама все выясню.

- Ну, мы же будем поблизости… Но нам туда соваться нельзя.

- Ладно, я поняла. Главное - чтобы мальчик не добрался до пруда. Мы что, всю его долгую деревянную жизнь будем охранять пруд? Может, проще мальчишку пустить на дрова?

- Карабас предлагал, но босс категорически не одобрил, ты же знаешь, он гуманист. Агент Шушара пытался похитить и вывезти мальчишку к нам. Агента удалось вывезти, сейчас он в госпитале - множественные переломы... Мальчишка остается там, где есть, так решил босс. К тому же ключ не только одноразовый, у него есть и срок годности. Человек-лягушка все-таки успел переправить наверх микроскопическую частицу ключа. Босс не выпускал никого из лаборатории даже в туалет, пока не получил полный анализ. Срок годности ключа истекает в ближайшее полнолуние.

- Базиль! - выглянув в иллюминатор, Алиса повеселела. - Всего пару дней! И все-таки, судя по тому, что послали нас, а не мисс Поппинс, дело обещает быть горячим!

- Важно, чтобы противник нас не раскрыл, тогда все может еще и обойтись. Босс придумал ловкий маневр: Карабас выдает мальчишке золотые монеты. Для всех мы охотимся за этим золотом!

Дверь кабины открылась, веснушчатый пилот, широко улыбнувшись, сообщил:

- Заходим на цель! - и показал большой палец.

- Спасибо, кэп! - махнул ему Базиль. - Ну что, братишка, вперед?

Алиса встала, ощупала на себе одежду, в очередной раз брезгливо поморщилась.

- Не боись, все стерильно, - подбодрил Базиль.

- Я знаю! - огрызнулась Алиса. - Давай, вперед, вперед.

***

Алиса подхватила горсть пыли с обочины и развеяла ее над головой. Базиль без затей зачерпнул той же пыли и мазнул по лицу. Алиса горестно сморщилась: туфли натирали, и в город ей предстояло войти, ковыляя. Базиль надел очки, сдвинув их так, чтобы в щель видеть хоть что-то здоровым глазом. Взяв напарника под руку, он, насколько мог, окинул их придирчивым взглядом и удовлетворенно кивнул. Пройдя еще немного по дороге, они оказались на окраине небольшого городка, пропахшего морем и солнцем. Мальчишка в коричневой курточке и зеленых штанишках целеустремленно бежал им навстречу, сжимая в кулаке поблескивающие монеты. Полосатый нитяной колпак, явно происходящий из ношеного носка, смешно подпрыгивал в такт его торопливым шагам. Издалека был виден острый нос и задорный взгляд, золотистые вихры из стружки и некоторая деревянность движений. Базиль пихнул напарника в бок.

- Да вижу, вижу, он без ключа, идем на контакт?

- Да! 

Алиса набрала в грудь воздух – и мгновенно превратилась из нищенки-замарашки в облитую золотистым утренним сияньем фею в стиле бохо.

-  Здравствуй, добренький Буратино! Куда так спешишь?  

Она была в ударе сегодня, импровизация лилась рекой – и гениальная идея увести мальчика подальше от окрестностей городка с проклятым прудом, в котором затаилась одна из мощнейших лабораторий доктора Зло, пришла в ее голову как раз вовремя: золото явно жгло мальчику руки, он торопился, тысячи фантазий обуревали его живой, но недалекий умишко, и ни на одной он не мог сосредоточиться надолго.  А главное – на все сразу его золотишка явно не хватало!

- Умненький, благоразумненький Буратино, хотел бы ты, чтобы у тебя денег стало в десять раз больше?

С этим Полем Чудес никогда не угадаешь. Можно только рассчитать – но таких специалистов не пруд пруди. Один-два мутанта есть у доктора Зло, да еще трое на все разведки и криминальный мир. Это не считая Мило – а его никто и не считает, потому что никто не знает, что он есть. Мило только бы фазу Луны знать, да на палец поплевать, чтобы понять, откуда дует ветер, да чтобы с утра не есть ничего, кроме хлеба с селедкой, и пить только змеиное молоко, всего-ничего, он тут же рассчитает, когда надо закопать в землю золотые монеты, чтобы назавтра уже взошло и заколосилось раскидистое монетное дерево.

Но Мило с ними не было, пришлось действовать наугад. Им в сущности, было все равно: лишь бы время потянуть и полнолуние пережить, и им самим, и всему живому, да и неживому тоже. Заполучит дурацкий мальчишка Ключ от всего в свои невинные руки, щелкнет им в Символическом замке – и разомкнутся связи всего со всем вплоть самых невидимых союзов. Останутся одни атомы беспорядочно метаться, потерявшись в бесконечной пустоте…

Это знал каждый, и каждый был готов отдать свою маленькую драгоценную жизнь, чтобы сохранить огромную драгоценную Вселенную. Но это только в крайнем случае, потому что – кому же понравится испечь пирог, а самому ни кусочка не попробовать?

–…На этом поле выкопай ямку, скажи три раза: «Крекс, фекс, пекс», – положи в ямку золотой, засыпь землёй, сверху посыпь солью, полей хорошенько и иди спать. Наутро из ямки вырастет небольшое деревце, на нём вместо листьев будут висеть золотые монеты. Понятно?

Буратино даже подпрыгнул:

– Врёшь!

– Идём, Базилио, – обиженно свернув нос, воскликнула Алиса, – нам не верят – и не надо…

– Нет, нет, – закричал Буратино, – верю, верю!.. Идёмте скорее в Страну Дураков!..

А как пройти в Страну Дураков? Это даже не «туда, не знаю куда». Это просто место, которого нет, и только Дурак – да-да, вот такой Дурак, с большой буквы, полный ноль, беззаботное ничто, свободное от целей, готовое оказаться где угодно. Только так, отрешившись от целей и намерений, можно попасть в Страну Дураков, не иначе. И в этом смысле абсолютно все равно, куда вы идете своими физическими ногами.

Буратино, лиса Алиса и кот Базилио спустились под гору и шли, шли – через поля, виноградники, через сосновую рощу, вышли к морю и опять повернули от моря, через ту же рощу, виноградники…

Городок на холме и солнце над ним виднелись то справа, то слева…

Алиса говорила, вздыхая:

– Ну и дороги… Ну и дураки их строили… По этой дороге точно попадем в Страну Дураков, только я прежде ноги до задницы сотру!

- Не говори… - ворчал Базиль, из-за необходимости изображать слепого вынужденный полагаться только на трость, и от этого непрестанно спотыкавшийся.

Под вечер они увидели сбоку дороги старый дом с плоской крышей и с вывеской над входом:

ХАРЧЕВНЯ «ТРЁХ ПЕСКАРЕЙ»

- Что бы я ни отдала за корочку хлеба! – воскликнула Алиса, решительно входя в харчевню.

- Корочка хлеба, - саркастически хмыкнул Базиль. – Во сколько мы сегодня завтракали?

- Хозяин! – важно произнес Буратино. – Дайте нам, пожалуйста, три корочки хлеба!

- Остроумненький Буратино! – голосом, полным ядовитой иронии, похвалила Алиса. – Три корочки хлеба, хозяин! И… вон того чудно зажаренного барашка, – добавила она, хорошенько оглядевшись, – и ещё того гусёнка, да парочку голубей на вертеле, да, пожалуй, ещё печёночки…

– Шесть штук самых жирных карасей, – приказал Базиль. – А вот суши я здесь заказывать, пожалуй, не буду.

К их глубочайшему изумлению Буратино не притронулся к еде, удовольствовавшись лишь самолично заказанной корочкой хлеба.

- Отдохнем часок? До полуночи… - предложил Базиль, поглаживая плотно набитый живот.

- Да, пожалуй, за час ничего не случится. Мы достаточно удалились от города… и от пруда. Хозяин, комнату!

Буратино немедленно уснул, свернувшись калачиком прямо на половике.

- Этот мальчик незнаком с постельным бельем, - грустно констатировала Алиса.

- Он начал жизнь в трущобах, - вздохнул Базиль. – Если нам повезет на Поле Чудес, его семья сможет перебраться в приличный район, а парень пойдет в школу.

- Чует мое сердце, не обойдется здесь без логопеда-дефектолога. Я знаю одного хорошего специалиста, надо будет их свести.

- Додо?

- Да.

- Да, не подведет. Ты хочешь принять участие в судьбе мальчишки?

- Если у него будет судьба… Да. Независимо от того, что там с Полем – я, конечно, предпочла бы идти с хорошим сталкером… Но в любом случае, я помогу, я решила. Только бы дотянуть до после полнолуния.

- Осталось немного, - вздохнул Базиль.

- Мы выиграли день. И, надеюсь, выиграем ночь.

- Тссс. Не говори гоп, пока не перепрыгнешь.

- Хорошо. Базиль, я умираю хочу курить.

- Ты же бросила.                                                                                                                                      

- Не в такой момент. Я устала, я волнуюсь… Слушай, если вселенной остается меньше двух суток существования, какая разница, курю я или нет?! Спасем вселенную – тогда брошу, зарок!

- У меня трубка, устроит? Только выйдем, здесь ребенок спит.

Они тихонько вышли из харчевни, ступили на залитую лунным светом дорогу, наслаждаясь сытым желудком, отдохнувшими ногами и вечерней свежестью, разлитой в остывающем воздухе – на жалкие мгновения отринув все тревоги и заботы…  Всего несколько рассеянных шагов по пустынной дороге…     

- Ага! – воскликнула Алиса. – Получилось!

Поле Чудес простиралось вокруг них во всем своем бесконечном великолепии.

***

Беда в том, что выйти с Поля Чудес  можно, только пройдя его из конца в конец. Но в какой стороне искать конец бесконечности? Так  что раз на раз не приходится… Все бы хорошо, будь Буратино с ними. Но как раз его-то с ними и не было. Он был совсем в другом месте, в харчевне «Трех пескарей», в опасной близости от пруда, в котором таилась подводная лаборатория Доктора Зло.

Когда они, мучительными усилиями переставляя стертые и сбитые ноги, вышли на старую дорогу, над морем догорал закат. Харчевня стояла на прежнем месте и выглядела точно так же, как в прошлый раз – можно было надеяться, что прошли, по крайней мере, не годы…  Судя по листве и траве был все тот же конец мая. Агенты медленно повернули лица к небу – прозрачная Луна плыла в темной вышине… почти полная!

- Сколько времени мы потеряли?

- Вас не было меньше суток.

Алисе ответил вышедший им навстречу из харчевни элегантный джентльмен в смокинге, при бабочке, оттенявшей невыносимую белизну рубашки. Базиль, вынужденно облаченный в кошмарный гибрид фрака и тулупа, непроизвольно напрягся.

- А вы кто такой?

- Думаю, вас прежде всего интересует, от кого я. Отвечаю: от Бороды. Пароль: 21 мая.

- Яма один-два, - откликнулась Алиса, выступая вперед.

Они вошли в харчевню и сели за стол, на котором уже стояло блюдо с яичницей и большая кружка кофе. Агенты заказали себе того же и выжидательно воззрились на незнакомца.

Тот понимающе улыбнулся и наконец представился:

- Бонд. Джеймс Бонд

- Бэзил Чешир.

- Алиса. Та самая.

- Которая? – задумался англичанин.

- Алиса у нас одна! – отрезал Базиль. – Алиса, которая Алиса.

- Оу, Элис! – расплылся в улыбке ноль-ноль-седьмой.

- Не будем терять время, - отмахнулась  Алиса. – Что вам известно?

- Совсем немного, но если Карабас…

- Чшшшш…

- Понял. В общем, если он считает нужным отвлечься от своего дела и просить помощи, значит, дело дрянь.

- Хуже некуда, - подтвердил Базиль.

- Галактика в опасности?

- Берите выше.

- Э?

- Вся Вселенная. Доктор Зло создал Ключ от всего.

- От… вообще всего?

- От вообще.

- То есть он может просто взять и выключить всё?

- Разомкнуть.

- Всё?

- Почти.

- Насколько почти?

- Почти совсем всё.

- Атомы?

- Атомы останутся. И все, что ниже по порядку.

- Мда, - ноль-ноль-седьмой задумчиво ковырнул яичницу вилкой, словно пытаясь представить, как она будет выглядеть, когда межмолекулярные связи распадутся. – Маловато.

- Поэтому нам не стоит терять время, - решительно сказала Алиса, приступая к ужину. – Вы знаете, где сейчас Буратино?

- Да, конечно, - ответил Бонд. – У мадам Вонг.

- Ого! И она в деле?

- И давно. Она работает на Доктора Зло, но пропала надолго, никто не мог ее найти. Изменила внешность, сменила документы. Здесь известна под именем Мальвина, или девочка с голубыми волосами… Действительно с голубыми. Криминальная королева, держит здесь всё. Мыши воруют для нее сыр, колбасу и сахар, сороки – конфеты и серебро, попрошайки тоже под ней. Что творится на химической фабрике, которой заправляют гусеницы, я вообще молчу.

- Гусеницы? Синие? – насторожился Базиль. – Кальяны? Гашиш?

- И зубная паста.

- Меня сейчас стошнит! – заявила Алиса, набив рот яичницей.

-  Она всегда так, - успокоил коллегу Базиль. - Продолжайте.

- Молодчики мадам Вонг инсценировали нападение на нашего фигуранта, в результате он оказался прямо на ее вилле, уверенный, что спасен ею от пыток и смерти. Но в конце концов то ли мадам на чем-то прокололась, и он что-то заподозрил, то ли просто заартачился… И теперь он заперт в подвале. Как только увидел вас, я отправил сообщение при помощи ультразвукового передатчика… Нет, не покажу, - предупредил он порыв Базиля. – Это сверхсекретная разработка. Наши конторы, конечно, сотрудничают время от времени, но…

- Ничего, - широко улыбнулся Базиль Чешир. Делать хорошую мину при плохой игре он умел, как никто. – Сам потом достану, рассмотрю. Так кому вы отправили сообщение?

- Агенту еще одной дружественной конторы. В конце концов, спасать Вселенную – наше общее дело. Парень сейчас висит головой вниз в подвале – для него это самое естественное занятие, - и убеждает нашего фигуранта подождать до ночи.

- Вниз головой? – фыркнула Алиса. – Он летучая мышь, что ли?

- Вроде того, - кивнул Бонд. – Он выведет Буратино к условленному месту. Как только вы закончите с ужином, мы отправимся туда и встретим их. Кара… Борода одобрил ваш план насчет Страны Дураков – так что придется отправиться туда еще раз.

- Только не это! – воскликнула Алиса, закатывая глаза. Базиль совершил элегантный фейспалм.

***

На вилле «Мальвина» все часы принялись отбивать полночь.

Человек-Летучая мышь сорвался с потолка.

– Пора, Буратино, беги! – шепот обжег ухо. – В углу чулана есть крысиный ход в подполье… Жду тебя на лужайке, - и мрачный крепыш вылетел в слуховое окно.

Буратино кинулся в угол чулана, путаясь в паутинных сетях. Вслед ему злобно шипели пауки. Он пополз крысиным ходом в подполье. Ход был всё уже и уже. Буратино теперь едва протискивался под землёй…  И вдруг вниз головой полетел в подполье. Там он едва не попал в крысоловку, наступил на хвост ужу, только что напившемуся молока из кувшина в столовой, и через кошачий лаз выскочил на лужайку.

Над лазоревыми цветами бесшумно летала мышь.

– За мной, Буратино, в Страну Дураков!

Буратино бежал за ней, мокрая трава хлестала его по лицу, ветки цеплялись за колпачок. Вдруг провожатый метнулся высоко в небо, его силуэт с распахнутыми крыльями на миг отчетливо обозначился на фоне почти полной луны – и пропал. Только голос донесся из вышины:

– Привел!

Буратино сейчас же кубарем полетел вниз с крутого обрыва. Катился, катился и шлёпнулся в лопухи. Исцарапанный, полон рот песку, с вытаращенными глазами сел.

– Ух ты!..

Перед ним стояли Базиль и Алиса.

– Храбренький, отважненький Буратино, должно быть, свалился с луны, – сказала Алиса ехидно.

– Странно, как он жив остался, – мрачно сказал Базиль.

Буратино обрадовался старым знакомым.

– Нет худа без добра, – сказала Алиса, – зато ты попал в Страну Дураков…

- Как, уже? – удивился Буратино. – В прошлый раз мы шли гораздо дольше – и не пришли.

- Кубарем с обрыва – кратчайший путь Дурака, - безапелляционно заявил Базиль. - Надеюсь, твои денежки все еще у тебя?

Они повели Буратино на середину Поля Чудес, усеянного артефактами, удерживая его за руки и не давая хвататься за опасные предметы.

- Видишь, какая Луна? – показала Алиса. – Если все получится, будешь гулять, как губернатор! Нет, как король!  Сегодня последняя ночь, когда можно сеять. К утру соберёшь кучу денег и накупишь всякой всячины… Идём скорее…

- Ты уверена? – тихо спросил Базиль. – Насчет Луны?

- Неважно, - отмахнулась Алиса. – Он в накладе не останется, так что мы, считай, и не врем. Но все равно, хорошо бы, чтобы он ничего не напутал. Вдруг мы попали сюда вовремя, и дерево получится? Ты помнишь, что надо делать?

- Обижаешь! – воскликнул Базиль и принялся выдавать инструкции по ходу дела:

– Рой ямку.

– Клади золотые.

– Посыпь солью.

– Зачерпни из лужи, полей хорошенько.

– Да не забудь сказать «крекс, фекс, пекс»…

- А вы уйдите всё-таки подальше…

- Да очень надо нам знать, где ты зароешь деньги! – сердито  сказала Алиса.

 – Ты только сам не забудь потом… - фыркнул Базиль.

Они отошли немного и спрятались за кучей беспорядочно сваленных артефактов.

Буратино выкопал ямку. Сказал три раза шёпотом: «Крекс, фекс, пекс», положил в ямку четыре золотые монеты, засыпал, из кармана вынул щепотку соли, посыпал сверху. Набрал из лужи пригоршню воды, полил. И сел ждать, когда вырастет дерево…

Алисе с трудом удалось убедить упрямого мальчишку в том, что Чудеса не любят чужих глаз, не свершаются, если за ними подглядывать.

- Дерево будет здесь утром, но для того, чтобы оно смогло прорасти, ему необходима тайна. Пойдем, выспимся и поедим, а после вернемся сюда.

И она почти верила в то, что говорила. Но, поскольку с ними не было Мило, они не рассчитали время и опоздали всего лишь на полторы минуты – денежное дерево не взошло, а монеты растворились во всеядной почве Поля Чудес и возродились полностью видоизмененными в виде мощных хаотично работающих артефактов через целых тридцать лет.

На этот раз Поле, довольное полученным даром, отпустило их почти сразу, не томя и не вываживая. Под утро они оказались между песчаным склоном, с которого так удачно летел Буратино, и старой дорогой, ведущей в харчевню. Усталые, они медленно передвигали ноги, предвкушая скорый завтрак и сладкий дневной сон. Даже Буратино притих и присмирел, послушно шествуя между агентами.

И вдруг! Молчаливые доберманы черными молниями кинулись из-за деревьев, раздались команды, и свора полицейских напала на них внезапно, как гром среди ясного неба.

- Это мадам Вонг! – крикнул Бонд, вооруженный неизменной береттой, появляясь, как из-под земли. – Мальвина! У нее вся полиция куплена. Бегите, потом отобьем мальчишку, он им нужен живым.

- В том-то и беда, - зарычала Алиса, кидаясь вперед.

Базиль и Бонд переглянулись, подхватили ее под руки и утащили в лес, ловко сбивая со следа полицейских собак.

- Наверняка его подержат в каталажке какое-то время.

- Не факт! – Алиса была разъярена.

- Если бы вы погибли, вы все равно не смогли бы спасти Вселенную. А так еще есть надежда.

- Нам необходимо срочно найти, куда его посадили.

- Нет, - остановил ее Базиль. – Бонд прав. Нам необходим отдых. Поспи часок – а потом мы отправимся прямиком к дому его отца. И перехватим их там.

- Ладно, - махнула рукой Алиса, уступая. – Ты всегда умеешь меня убедить. Если я расточусь во сне – наверное, я ничего не почувствую?

- Не попробуешь – не узнаешь, - философски заметил Чешир.

- Вот уж спасибо, век бы не знала – и счастлива была.

- Да будет так, - улыбнулся он, укрывая ее своим фрако-тулупом.

- Так это – та самая Алиса? – шепотом спросил его ноль-ноль-седьмой.

- Та самая, других не бывает, - твердо ответил Базиль.

- Оу, - шепотом же воскликнул Бонд. – Элис!

 
  






     тубикнтинуед следующим постом

Comments